Цитаты Хосе Ортега-и-Гассет

Хосе Ортега-и-Гассет (1883–1955) – испанский философ, публицист и общественный деятель.

Каждый способ мышления начинается с появления у представителей какогото поколения новых идей, которые становятся верованиями у последующих поколений, пока не наступает кризис и не приходит время появления нового способа мышления.

Есть эпохи, которые не могут обновить свои желания; они умирают как счастливые трутни после брачного полёта.

У новых народов нет «идей». Если они вырастают в среде, где существует – или недавно существовала – старая цивилизация, они перенимают её идеи. Вот тут и возникает исторический камуфляж с его двумя слоями: глубинным – подлинным, основным; и поверхностным – мнимым, случайным.

Экспансия государственного аппарата обращает народ в горючее для государственной машины. Костяк государства пожирает живое тело нации.

Заурядный человек, видя вокруг себя технически и социально совершенный мир, верит что его произвела таким сама природа; ему никогда не приходит в голову, что всё это создано личными усилиями гениальных людей. Ещё меньше он подозревает о том, что без дальнейших усилий этих людей великолепное здание рассыплется в самое короткое время.

Нет ничего опасного в идеях, кроме усилий убедить толпу принять её.

Люди впотьмах блуждают по жизни, и идеи, за которые они держатся, в действительности мешают им увидеть реальный мир и собственную жизнь.

Вера в прочность того, что они отрицают, позволила циникам отрицать цивилизацию, фашистам – свободу, сюрреалисту – искусство.

Кто боится преувеличений, должен молчать.

Каждый язык – это особое уравнение между обнаружением и умолчанием. Каждый народ умалчивает одно, чтобы суметь сказать другое. Потому что всё сказать невозможно. Отсюда огромная трудность перевода.

Снижение, деградация жизни – вот судьба того, кто отказывается быть тем, чем он быть призван. Его подлинное естество, однако, не умирает; оно становится тенью, призраком, который постоянно напоминает ему о его значении, заставляет его чувствовать свою вину и показывает его падение. Он – выживший самоубийца.

Жизнь – это прежде всего хаос. Люди боятся стать лицом к лицу со страшной действительностью и пытаются прикрыть её завесой фантазии. Их мало беспокоит, что идеи могут быть неверны, ведь это просто окопы, где они спасаются от жизни, или пугала, чтобы её отгонять.

Истина – это то, что истинно сегодня, а не то, что будет открыто в неопределённом будущем.

Философия не нуждается в покровительстве, внимании и симпатии масс. Она свято хранит свою совершенную бесполезность, чем и освобождает себя от необходимости считаться с человеком массы.

Писать хорошо – значит постоянно подтачивать общепринятую грамматику.

Мы живем не для того, чтобы мыслить, но, наоборот, мыслим, чтобы добиться успеха в жизни.

Жизнь – это постоянный процесс принятия решений, что делать дальше.

Лучше остерегайтесь понятий вроде «гений» и «вдохновение»; они представляют собой разновидность магической палочки, и тот, кто желает видеть вещи такими, какие они на самом деле, должен пользоваться этими понятиями умеренно.

Мы различаем человека совершенного и обычного, говоря, что первый предъявляет к себе очень высокие требования, а второй не требует от себя ничего.

Возможно, в том, чтобы быть последним, столько же величия, как и в том, чтобы быть первым, потому что обе эти позиции равно необходимы в нашем мире, и одна дополняет другую.

Поражение ожидает все движения, которые простодушно вступят в открытый бой с той или иной частью прошлого, вместо того, чтобы переварить его.

В наши дни человек не в состоянии идти в ногу со своей собственной цивилизацией. Сравнительно образованные люди подходят к политическим и социальным вопросам сегодняшнего дня с тем самым запасом идей и методов, какие применялись двести лет назад для решения вопросов, в двести раз более простых.