Дигесты и Кодекс Юстиниана

По естественному праву все рождаются свободными.

Предписания права суть следующие: жить честно, не чинить вред другому, предоставлять каждому то, что ему принадлежит.

Право не может существовать без правоведов, которые каждодневно совершенствуют его.

Право должно быть главным образом приспособлено к тому, что случается часто и легко, а не весьма редко.

Когда закон что либо извиняет в прошлом, он запрещает это на будущее.

Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл.

Обычай является лучшим толкователем закона.

Свобода есть естественная возможность делать то, что хочется, если этому не препятствует насилие или право.

Судебное решение принимается за истину.

Заслуживает помощи слабость женщин, а не лукавство.

С изменением формы может пропасть сущность вещи.

Доказательство должен представить тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает.

Те, кому можно приказать свидетельствовать, — неподходящие свидетели.

Никто не может быть подходящим свидетелем в собственном деле.

Не глупым нужно помогать, а ошибающимся.

Использовать в случае сомнения более благоприятное [для ответчика] толкование — столь же справедливо, сколь осмотрительно.

Цивильное право пишется для бдительных. [Т. е. тот, кто не пользуется своим правом, сам виноват в своем ущербе.]

Насилие дозволено отражать силой.

Один лишь умысел украсть что либо никого не делает вором.

Невозможно нанести оскорбление без умысла оскорбить.

Степень оскорбления возрастает пропорционально положению оскорбителя.

Умысел не наказуется.

Каждый отвечает за последствия своего поступка и никто не является преемником чужого преступления.

Безвинного сына нельзя наказывать за преступления его отца.

Кто уплатил позже, уплатил меньше.

Нельзя считать имуществом то, что приносит больше вреда, чем пользы.

Большая небрежность — вина, большая вина — злой умысел.

Компаньон моего компаньона — не мой компаньон.

Свобода не поддается никакой оценке.

Кто молчит, тот не всегда признается; однако верно и то, что он не отрицает.

Не все, что дозволено, достойно уважения.

Невозможное не может вменяться в обязанность.

Если нельзя найти безупречное решение, надо избрать наименее несправедливое из решений.

Трое составляют коллегию.

Законы должны быть понятны каждому.

Никто не должен быть сам себе судьей или сам для себя устанавливать право.