Гражданская слеза

В 1864 г. в № 2 журнала «Современник» было напечатано за подписью Ив. Г. М. следующее стихотворение:

В сердце грусть тяжелая —
Сил нет с ней расстаться…
Мысли невеселые
В голову толпятся…
Позади бесцветная
Дней былых равнина;
Спят в ней безответные
Грезы гражданина…
Впереди мерещатся
Труд упорный, горе,
Дико, злобно плещется
Слез кровавых море!..
Пуще безотрадная
Грусть одолевает
И больней нещадная
Душу разъедает.

Стихотворение это, по форме действительно слабое, вызвало насмешливую заметку славянофильствующего критика и философа-идеалиста Н. Н. Страхова в журнале «Эпоха», апрель, 1864 г. («Заметки летописца»): «О том, как слезы спят в равнине,— писал Страхов,— об этом мы читаем в трогательном стихотворении, которое напечатано во 2 № «Современника» за подписью Ив.Г.М.»

Приведя первые восемь строк стихотворения и заменив в восьмой строке слово грезы словом слезы, Страхов продолжал: «Весьма любопытный образчик нашей современной поэзии. Эта поэзия, как известно, отличается не столько изяществом, сколько благородством чувства. Весьма метко говорит поэт, что у него нет сил расстаться с грустью: так мила ему эта грусть, так она его греет и вдохновляет! Слезы гражданина заменяют теперь луну, деву, мечту прежних поэтов. Что они спят в равнине — это составляет одну из самых милых фантазий».

Заметка Страхова встретила сочувственный отклик консервативных читателей, глумливо искаженный им стих был подхвачен, вызвал многочисленные насмешки реакционной печати и породил выражения: «гражданская слеза», «проливать гражданские слезы», «гражданский плач».

Вторжение гражданского плача, столь обыкновенного в русской литературе, в русскую музыку — явление небывалое; ни Даргомыжский, ни кто-либо из его адептов не думали об этом, и г. Мусоргский сделал положительно новый шаг на пути музыкального реализма.
(Г. Ларош, Музыкальные письма из Петербурга, «Моск. вед.», 25 февр.1974).



Вместе с "Гражданская слеза" можно почитать: