И целого мира мало

И целого мира мало

В 1963 году вышел в свет десятый роман Яна Флеминга о Джеймсе Бонде. Роман назывался «На тайной службе Ее Величества». В 6 й главе Бонд посещает Геральдическую палату, чтобы получить сведения о некоем лице, интересующем британскую контрразведку. Сотрудник Палаты предлагает ему отыскать родство с семейством баронетов Бонд, чтобы получить право на титул и герб:
– А этот чудесный гербовый девиз: «И целого мира мало»? Неужели вам не хотелось бы получить права на него?
Бонд, который пришел не за этим, вежливо отвечает:
– Девиз превосходен, и я, разумеется, не отказался бы от него.
Совершенно ясно, что никаких прав на герб у него нет.

В 1999 году роман экранизировали под названием «И целого мира мало» («The World Is Not Enough»). Это был уже девятнадцатый фильм бондианы, и здесь супершпион смело присваивает старинный девиз себе. Вот его диалог с красавицей Электрой Кинг:
– Я могла бы подарить тебе целый мир.
– Целого мира мало.
– Глупые сантименты.
– Фамильный девиз.

Первым баронетом в своем семействе стал, как верно указано в романе «На тайной службе…», Томас Бонд. Он сколотил состояние на спекуляциях земельной собственностью в годы Английской революции и был близким другом короля Карла II, которому в годы изгнания одалживал немалые суммы. За это 8 октября 1658 года король возвел его в рыцарское достоинство.

Однако фамильный девиз баронета был составлен не на английском, а на латыни: «Orbis non sufficit» – «Недостаточно круга земного».
Это был далеко не первый девиз подобного рода. В 1515 году, в пору своих военных успехов в Италии, молодой французский король Франциск I приказал отчеканить памятные медали, на одной стороне которых был изображен он сам, а на другой – два глобуса, земной и небесный, с надписью: «Unus non sufficit orbis» – «Одного земного круга недостаточно». Вероятно, это должно было символизировать притязания на власть над всем христианским миром.

Памятные медали с той же надписью и двумя глобусами были отчеканены при короле Франциске II, который царствовал всего полтора года (1559–1560). По одной из версий, здесь под словом «orbis» имелось в виду «королевство», поскольку благодаря женитьбе на Марии Стюарт Франциск II стал также королем Шотландии.

Тот же девиз использовали иезуиты миссионеры. По преданию, он был помещен на парусах корабля, на котором португальский иезуит Мануэл да Нобрега в 1549 году отправился в миссионерскую поездку в Бразилию. Имелось в виду, что проповедь христианства не должна ограничиваться Старым Светом.

В 1578 году португальский король Себастьян I погиб в Северной Африке, а три года спустя король Испании Филипп II получил еще и корону Португалии. После унии двух главных колониальных держав он мог считать себя владыкой земного шара.
В 1583 году по случаю унии были выбиты памятные монеты. На одной их стороне помещена надпись на латыни: «Филипп II, король Испании и Нового Света», на другой: «Non sufficit orbis».

Все эти девизы заимствованы у Ювенала. Однако у него эти слова содержат в себе осуждение завоевателей мира. В его X сатире говорится об Александре Македонском:
Юноше родом из Пеллы не хватит и круга земного [unus (…) non sufficit orbis]:
Он от несчастья бурлит в этих тесных пределах вселенной.
Только когда он войдет в кирпичные стены столицы [т. е. Вавилона],
Хватит и гроба ему.
(Перевод Ф. Петровского)

Несколько веков спустя отсюда возникло анонимное одностишие – эпитафия Александру Македонскому:
Умещается ныне в могиле тот, кому было мало целого света.
(Sufficit huic tumulus, cui non suffecerit orbis –
букв. Достаточно кургана тому, кому было недостаточно мира.)

Если верить древним историкам, Александру Великому было мало целого мира не в переносном, а в самом буквальном смысле. Компаньоном и другом Александра в его завоевании Азии был Анаксарх, последователь школы Демокрита. Услышав рассказ Анаксарха о бесконечном множестве миров, Александр заплакал, а когда друзья спросили, что его мучит, ответил:
– Разве не достойно слез то, что число миров бесконечно, а мы еще и одного не завоевали?
Так рассказывает Плутарх в трактате «О спокойствии духа».
В той же X сатире Ювенала упомянут и другой великий завоеватель:
Взвесь Ганнибала: в вожде величайшем найдешь ли ты
многоФунтов? И это ли тот, кого Африка еле вмещала.

Ювеналу вторит шекспировский Гамлет:
Пред кем весь мир лежал в пыли,
Торчит затычкою в щели.
(«Гамлет», V, 1; перевод Б. Пастернака)

Но сентенции подобного рода никогда не смущали желающих стать владыками мира.