Изречения и цитаты Квинтилиана

Марк Фабий Квинтилиан, (примерно 35–96), римский ритор, адвокат, сочинитель известнейшего учебника красноречия «Наставления оратору»

В грамматике вредно только то, что излишне.

Частое подражание становится собственным нравом.

Утомляет не столько сам труд, сколько мысли о нем.

И в старости можно научиться всему, была бы охота.

Почти во всем помогают не столько правила, сколько опыт.

Ничто так не укрепляется старанием и ничто так не слабеет от нерадения, как память.

Тверже запечатлевается в памяти то, над чем мы больше трудились.

Совесть – тысяча свидетелей.

Судьи часто бывают неопытны, и только обманом их можно удержать от ошибок.

Кто идет следом, всегда должен отставать.

Никогда не стану я восторгаться и стройной импровизацией, раз вижу, что этого не занимать даже у сварливых баб.

Из всех наук и искусств всех древнее музыка.

Людей распознают по выговору, как монету по звуку.

Всякому приятно свое собственное пение.

В языке нянек не должно быть погрешностей.

Всему свойственна своя справедливость.

Всякое слово где-нибудь да оказывается подходящим.

Главное в ораторском искусстве состоит в том, чтобы не дать приметить искусства.

Если война -причина зол, то мир будет их исцелением.

Есть такие краткие изречения или пословицы, которые всем приятны и широко употребляются. Такие изречения не переходили бы из века в век, если бы всем людям не казались истинными.

Краткость речи не должна лишать ее изящества, иначе речь будет груба.

Кто ни с кем себя не сравнивает, тот, естественно, мнит о себе слишком много.

Лжец должен обладать хорошей памятью.

Лучше отказаться от острого словца, чем от друга.

Надо развивать ум, читая много, а не многих авторов.

Не для того я живу, чтобы есть, а ем для того, чтобы жить.

Ничто не сохнет легче слез.

Ничто так не обязательно всему роду человеческому, как медицина.

Осуждают то, чего не понимают.

От смеха недалеко до высмеивания.

Отучить от чего-нибудь — труд более тяжелый и первоочередной, чем научить чему-либо.

Письменные упражнения шлифуют речь, а упражнения в речах оживляют письменный стиль.

Правда, законность, добродетель, справедливость, кротость — все это может быть объединено в понятии «честность».

Практика без теории ценнее, чем теория без практики.

Свобода и распущенность — понятия друг другу совершенно противоположные.

Сила духа и страсть делают людей красноречивыми.

Силу нужно поддерживать постоянным упражнением.

То, что в одних случаях называется свободой, в других — распущенностью.

Только случай мешает человеку злоречивому стать злодеем.

Уничтожить деньги — уничтожить войны.

Учиться никогда не поздно.

Честолюбие само по себе, может быть, и порок, но оно часто является источником достоинства.

Что говорится в народе, то, не имея определенного автора, становится как бы общим достоянием.

Что может быть честнее и благороднее, чем научить других тому, что сам наилучшим образом знаешь?