Калиф на час

Так называют человека, наделенного властью на короткое время.

Выражение это возникло из арабской сказки «Сон наяву, или Калиф на час», включенной в состав сборника «Тысяча и одна ночь» первым европейским переводчиком его — ориенталистом Антуаном Галланом.

В этой сказке молодой багдадец Абу-Гассан зовет к себе в гости незнакомца, не подозревая, что перед ним калиф Гарун-аль-Рашид, обозревающий под видом приезжего купца Багдад. Абу-Гассан высказывает ему свою заветную мечту: каким-нибудь чудом, хоть на один день, стать калифом. Гарун-аль-Рашид, желая развлечься, подсыпает Абу-Гассану в вино снотворный порошок, дает приказ перенести его во Дворец и предписывает своей свите оказывать ему, когда он проснется, почести, подобающие калифу, с тем, чтобы он поверил, что он действительно калиф. Шутка удается. Абу-Гассан понемногу убеждается в своем величии, наслаждается целый день роскошью дворцовой жизни и, войдя в роль калифа, начинает отдавать разные приказания. Вечером он снова получает вино со снотворным средством и сонного его снова водворяют домой. Пробуждение Абу-Гассана сопряжено со множеством комических подробностей.

Оперетта Оффенбаха (1819—1880) «Калиф ка час» способствовала популярности этого выражения.

— Разумеется, mon cher, я все готов для тебя сделать,— дотрагиваясь обеими руками до колен Нехлюдова, сказал Масленников, как бы желая смягчить свое величие,— это можно, но, видишь ли, я калиф на час [Масленников — вице-губернатор, временно заменяющий губернатора].
(Л. Н. Толстой, Воскресение, 1, 50).