Клей и ножницы

Выражение, характеризующее литературные произведения, построенные на беззастенчивых заимствованиях, скроенные из чужого материала, а также «халтурную» работу мелкопробных журналистов, восходит к Лессингу (1729—1781), заклеймившему этой формулой трагедию
«Умирающий Катон» (1732) виднейшего представителя немецкого классицизма, «литературного папы», Готшеда (Лессинг, Письма о новейшей литературе, Письмо 17-е, 1759 г.).
Сам Лессинг указывает, что заимствовал это выражение у швейцарского критика. Установлено, что он имеет в виду Бодмера (1698—1783), который дважды употребил аналогичные выражения в издании «Sammlung kritischer, poetischer und anderer geistvollen Schriften», Zurich; в 1743 г. он говорил об «отточенном ноже и клее из магического порошка» (т. VIII, с. 84); в 1744 г. — о «ножницах и горшке клея» (т. XII, с. 58), при помощи которых драматурги изготовляют свои пьесы. Из этих образов и возникла крылатая фраза Лессинга (О. Ladendorf, Historisches Schlagworterbuch).