Краткая биография Элеоноры Дузе

Великая итальянская драматическая актриса. Элеонора Дузе родилась 3 октября 1958 г. в Виджевано, в Италии в актерской семье.

Ее дед Луиджи Дузе был основателем театра Гарибальди в Падуе. С четырех лет она начала играть в труппе своих родителей, ездила с ними по городам Италии. Ее первым серьезным успехом было исполнение главной роли в драме Золя «Тереза Ракен» в 1879 году. В 1886 г. она создала собственную театральную труппу, которая успешно гастролировала в США, Южной Америке, России (1891–1892, 1908 гг.). В 1895–1904 гг. актриса была близка с писателем и политиком Габриеле Д’Аннунцио. Образ Дузе вошел в роман Д’Аннунцио «Пламя». Актриса разорвала эту связь, когда писатель предложил сыграть ведущую роль в его очередной премьере другой актрисе.

В 1908 году Дузе оставила театр. В эти годы она была дружна с итальянской феминисткой Линой Полетти, они жили во Флоренции. Дузе вернулась на сцену в 1921 г. Актриса покинула Италию после прихода к власти фашистов.

Режиссер Артуро Амброзио пригласил Дузе сняться в его немом фильме «Пепел» по одноименному роману Грации Деледды. Это была единственная роль Дузе в кино.

Слава Дузе была всемирной. Ее портреты писали Репин, Сарджент и Ленбах. Ее искусство высоко ценили Чехов, Станиславский, Шоу, Чарли Чаплин. В июле 1923 г. Дузе стала первой женщиной, чей портрет украсил обложку журнала «Тайм». Биография актрисы, написанная австрийским прозаиком Эмилем Райнхардтом в 1928 г., была переведена на английский, французский, итальянский, португальский, польский, латышский языки, выдержала 15 изданий. Театры в нескольких городах Италии были названы ее именем.

13 марта 1891 г. состоялось первое выступление Дузе в Санкт Петербурге. На сцене Малого театра она играла в «Даме с камелиями». Итальянка заставила зрителей плакать навзрыд над горестными переживаниями Маргариты Готье. На следующий вечер давали «Антония и Клеопатру». Зал был переполнен. То же самое повторялось на всех сорока пяти спектаклях, несмотря на повышенную цену билетов. В один из вечеров в зале находился молодой А.П. Чехов. Сразу после спектакля в ночь на 17 марта, он написал своей сестре Марии Павловне: «Сейчас я видел итальянскую актрису Дузе в шекспировской «Клеопатре». Я по итальянски не понимаю, но она так хорошо играла, что мне казалось, что я понимаю каждое слово. Замечательная актриса! Никогда ранее не видал ничего подобного…». Затем Дузе выступала в Москве, Харькове, Киеве, Одессе. Повсюду ее встречали с неподдельным восторгом.

Гастролируя в Москве, актриса выступала в помещении нынешнего театра им. В. Маяковского. Она много работала и однажды, прогуливаясь по Тверскому бульвару, зашла в Страстной монастырь: «Я никогда не была ни в одной православной церкви, а эта привлекала к себе какой то непонятной сумрачностью. Было видно, как одна за другой в воротах исчезали неясные женские фигуры. И я последовала их примеру. Если бы вы только знали! Это было настоящее колдовство. Богослужение, по видимому, уже закончилось, и только в одном приделе два голоса пели, очень высоко и совсем тихо. Я спросила моего спутника, что это за песнопение. Он ответил что то о славе Божией Матери. Прислужницы в черных одеждах с закрытыми лицами гасили свечи. Пахло ладаном. И эти голоса… Это тут я дала себе слово начать читать по русски, именно здесь и именно в этот час…». Актриса М.А. Крестовская вспоминала об ее игре: «Дузе не гримировалась, никогда не надевала париков, не надевала корсета. У нее была такая сильная творческая воля, что ей служило все ее существо: взгляд, губы, брови, лоб, каждое движение. У нее была еще одна особенность – реквизит оживал в ее руках: цветы, письмо любимого человека, обручальное кольцо Норы – все эти вещи жили в ее руках. Но самое главное, что ее отличало от всех актрис того времени, – это то, что она играла не текст роли, а ее подтекст. К.С. Станиславский пришел к этому термину, когда стал ставить Чехова. На губах Дузе вы читали не произнесенные ею слова, в ее глазах – не оформленные в слова, но промелькнувшие мысли».

Гастроли Дузе проходили в Турине, Милане, Генуе, Риме, Лондоне, Вене. При появлении Дузе переполненные залы вставали, раздавался такой ураган аплодисментов, что часто растроганная актриса несколько секунд не могла прийти в себя. Это был незабываемый триумф, который сопутствовал ей.

Последние ее гастроли были в Америке. Нью Йорк ее встретил как королеву – движение на улицах огромного города замерло, пропуская ее автомобиль, направлявшийся в отель «Маджестик» в сопровождении почетного эскорта конных полицейских. На первом спектакле – «Женщина с моря» – огромный зал «Метрополитен» был переполнен. Дузе вышла без грима, совершенно седая… Публика пребывала в растерянности… Но при первом же звуке ее голоса поднялись потрясающие аплодисменты и крики: «Да здравствует Дузе! Браво!». «И через несколько минут, – вспоминает немецкая актриса Ирэна Триш, – седина была забыта, и вся духовная красота Дузе встала во всем ее блеске. Успех был безумный; такого успеха она еще не имела в Америке, даже будучи молодой».

5 апреля 1924 года, приехав на спектакль в Питтсбурге, актриса, из за фатальной ошибки шофера, оказалась у театра слишком рано. Двери были еще заперты, шел проливной дождь. Она почувствовала себя плохо, но все равно играла. Заключительные слова пьесы Марко Прага «Закрытая дверь»: «Одна, одна» – были последними словами, сказанными ею на сцене. На следующий день Дузе слегла. «Сейчас я не боюсь умереть, только не оставляйте меня умирать вдали от Италии», – молила она.

В пасхальный понедельник 21 апреля 1924 года, в час ночи, Элеонора Дузе обрела бесконечный покой… По указанию правительства тело великой актрисы привезли в Италию и похоронили в Азоло, «между Монтелло и Граппа», как она хотела.

Ее труд в высшей степени интеллектуален и потому требует много энергии неизмеримо более высокого качества, чем тот напор пара, который у актрис школы Бернар вызывает неизбежный взрыв страстей.
Бернард Шоу

Она искала бездарные пьесы, чтобы добиться в них триумфа благодаря собственным силам.
Гарсиа Лорка

Я по итальянски не понимаю, но она так хорошо играла, что мне казалось, что я понимаю каждое слово. Никогда ранее я не видел ничего подобного.
Антон Чехов

На спектакле труппы Дузе в Париже присутствовал президент Франции Феликс Фор. После спектакля актриса призналась, что очень боялась играть на чужом для французов языке. Фор удивленно воскликнул: «Как, синьора, разве вы говорили по итальянски»?



Вместе с "Краткая биография Элеоноры Дузе" можно почитать: