Мыслю, следовательно, существую

Мыслю, следовательно, существую

Знаменитое «Cogito, ergo sum» появилось в латинском издании «Рассуждения о методе» (1641) – главного философского трактата Рене Декарта:

…В это самое время, когда я склонялся к мысли об иллюзорности всего на свете, было необходимо, чтобы я сам, таким образом рассуждающий, действительно существовал. И заметив, что истина «Я мыслю, следовательно, я существую» столь тверда и верна, что самые сумасбродные предположения скептиков не могут ее поколебать, я заключил, что могу без опасений принять ее за первый принцип искомой мною философии.
(«Рассуждение о методе», IV; перевод Г. Слюсарева и А. Юшкевича)

Во французском издании (1637) эта мысль изложена на родном языке ученого: «Je pense, donc je suis».

Тезис «Мыслю, следовательно, существую» стал лозунгом рационалистической философии XVII–XVIII веков.

Менее известно другое положение Декарта: «Dubito, ergo sum» – «Сомневаюсь, следовательно, существую». Оно содержалось в его неоконченном трактате «Исследование истины в свете естественного разума (ок. 1647 г.): «Сомневаюсь, следовательно, существую, или, что то же самое, мыслю, следовательно, существую».

Близкую мысль мы встречаем у другого, крайне далекого от Декарта мыслителя: «Si fallor, sum» – «Если я ошибаюсь, я существую» (Августин, «О Граде Божием» (413–427), кн. XI).

Тезису «Cogito, ergo sum» противостоит тезис «Cogitor, ergo sum» – «Мыслюсь [Богом], следовательно, существую». Он приписывается немецкому философу Францу Ксаверу фон Баадеру (1765–1841); приведен в предисловии к посмертному изданию его «Собрания сочинений» (1851).
В «Лекциях по спекулятивной догматике» Баадера (1828) сказано несколько иначе: «Вместо того, чтобы вместе с Декартом говорить: “Мыслю, следовательно, существую”, следует говорить: “Мыслюсь, следовательно, мыслю”».

Впрочем, уже в XIII веке философ схоласт Сигер Брабантский утверждал: «…Живое существо не мыслит, но мыслимо (non intelligit, sed intelligitur), и это – человек» (комментарий к трактату Аристотеля «О душе»).

Русский философ Вячеслав Иванов, размышляя над творчеством Достоевского, предложил формулу «Es, ergo sum» – «Ты [Господи] есть, следовательно, я существую» («Достоевский и роман трагедия», 1914).

Другой русский философ, Владимир Соловьев, писал: «Я стыжусь, следовательно, я существую, не физически только, но и нравственно; я стыжусь своей животности, следовательно, я еще существую как человек» («Оправдание добра», 1897).
Но не только философы поправляли Декарта. В «Словаре Сатаны» Амброза Бирса (1911) читаем:

ДЕКАРТ, известный философ, автор знаменитого изречения «Мыслю, следовательно, существую», которое, по его мнению, доказывает реальность существования человека. Однако это изречение должно быть исправлено следующим образом: «Мне мыслится, что я мыслю; следовательно, я существую».

Вот еще несколько фраз по мотивам «Cogito, ergo sum»:
Иногда я мыслю, а иногда существую. (Поль Валери, «Убитые вещи», 1931.)
Не существовать, а только мыслить, мыслить и мыслить! (Станислав Ежи Лец, «Непричесанные мысли, записанные в блокнотах и на салфетках…», 1996.)
Я мыслю и на это существую. (Академик Виталий Гольданский, физико химик.)
Не мыслю, а все таки существую. (Кретя Патачкувна, персонаж рубрики «Мысли…» краковского еженедельника «Пшекруй», 1964.)