Начало конца

Выражение это обычно приписывается французскому дипломату Талейрану (1754—1838), будто бы сказавшему его Наполеону в период «Ста дней».

Сам Талейран был удивлен, когда это выражение присвоили ему, но охотно «усыновил» его, как нередко «усыновлял» и другие слова, казавшиеся ему удачными. (Ed. Fournier, L’Esprit dans l histoire, Paris, 1882, p. 438).

В мемуарах, ошибочно приписываемых Фуше (Memoires de Fouche, due d’Otrante, v. II, Paris, 1824, v. II, p. 222), составленных, однако, под свежим впечатлением описываемых событий, выражение это отнесено к более раннему времени. В них рассказывается, что летом 1813 года, после ряда поражений наполеоновской армии, престиж Наполеона во Франции сильно пошатнулся, возобновились интриги роялистов. «В кружках и салонах Парижа шепотом передавали друг другу, что это начало конца».

Следует отметить, что уже у Шекспира в комедии «Сон в летнюю ночь» (5,1) актер, произносящий пролог, каламбурно путает члены предложения и вместо «это истинный конец нашего начинания» говорит: «это истинное начало нашего конца».

Выражение «начало конца» употребляется, когда становится очевидной начальная фаза развала, упадка, гибели кого или чего-либо.

Под Бородином,— по меткому выражению участника боя Ермолова, французская армия разбилась о русскую. Это было началом конца Наполеона.
(А. В. Помарнацкий, Выставка «Героическое военное прошлое русского народа», Краткий путеводитель по отд. ист. русск. культуры Государственного Эрмитажа, вып. II, Л. 1948, с. 38).