О мертвых или хорошо, или ничего

Это изречение существует в двух вариантах. Первый появился, вероятно, в XVI веке:
«De mortuis et absentibus nil nisi bene» – «О мертвых и отсутствующих [не говорят] ничего, кроме хорошего».

Позднее его сократили: «De mortuis nil nisi bene» – «О мертвых ничего, кроме хорошего». Именно так цитируется эта сентенция в Западной Европе.

В Центральной и Восточной Европе появилась вторая форма: «De mortuis aut bene aut nihil» – «О мертвых или хорошо, или ничего». В России только она и известна.

В Западной Руси это изречение уже в 1 й половине XVII века цитировалось на родном языке: «…памятаючи на то, ижь о мертвых альбо нечого, альбо добре мовити треба». Эти слова содержались в протестации (жалобе) Лаврентия Древинского, старшины Виленского православного братства, о похищении униатами братского имущества. Протестация, датированная 15 июня 1630 года, была адресована Варшавскому старостинскому суду («Акты, относящиеся к истории Западной России», 1851). Можно не сомневаться, что ее составитель был знаком с латынью.

В Великороссии эта сентенция стала известна в XVIII веке. В конце 1790 х годов протоиерей Петр Алексеев послал письмо императору Павлу I, в котором содержался отзыв Петра I (несомненно, легендарный) о патриархе Никоне. Протоиерей писал, что этот «анекдот с примечаниями» он решается поднести государю «не для того, чтоб обесславить преждеусопших мужей, ибо сие и неверные запретили: de mortuis aut bene, aut nihil…» («Русский архив», 1863).

В сборнике И. М. Снегирева «Русские народные пословицы и притчи» (1848) к поговорке: «Костями не шевели!» – давалось примечание: «Это тоже, что: de mortuis aut bene, aut nihil».

«Неверные», т. е. древние греки, действительно запрещали дурно отзываться о мертвых. Изречение «Мертвых не хули» («Об умерших не злословить») приписывалось Хилону, одному из Семи мудрецов.
А в Плутарховой биографии Солона читаем:
Хвалят (…) Солонов закон, запрещающий дурно говорить об умершем. И действительно, благочестие требует считать умерших священными, справедливость – не касаться тех, кого уже нет.

Требование не злословить об отсутствующих мы находим у римлян. 29 я элегия из II книги «Элегий» Секста Проперция заканчивалась строкой:
Absenti nemo non nocuisse velit.
(Пусть никто не говорит плохо об отсутствующих)

Старую мудрость подвергли сомнению в век Просвещения. Вольтер замечает:
О живых следует говорить уважительно; о мертвых – только правду!
(«Письма, написанные в 1719 году об “Эдипе”», примечание к письму I, опубликованное в 1785 г.)

Бодуэн де Куртенэ, знаменитый русско польский филолог, выразил эту мысль на латыни: «De mortuis aut verum, aut nihil» – «О мертвых или правду, или ничего» («Николай Крушевский, его жизнь и научные труды», 1888).

Сэмюэл Джонсон в 1781 году писал: «De mortuis nil nisi verum – De vivis nil nisi bonum» – «О мертвых – только правду. О живых – только хорошее» («Жизнеописания английских поэтов», очерк «Юнг»).

Иного мнения был Генрих Гейне:
De mortuis nil nisi bene [О мертвых ничего, кроме хорошего], но о живых следует говорить только дурное».
(Из посмертно изданных «Мыслей и афоризмов»)

О том же, не одобряя такого поведения, писал А. Н. Майков в посмертно опубликованной эпиграмме «De mortuis…» (середина 1870 х гг.):
Давно всеобщею моралью решено:
«Об мертвых говори хорошее одно».
Мы ж заключение прибавили такое:
«А о живых – одно дурное».

В романе Агаты Кристи «Убийство в Месопотамии» (1936, гл. 18) мисс Райли заявляет:
– …Считается, что нельзя говорить плохо о мертвых. По моему, это глупость. Правда – всегда правда. Уж если на то пошло, лучше держать язык за зубами, когда речь идет о живых. Им можно повредить. Мертвым уже все равно, но вред, который они причинили, иногда продолжает жить. Не то чтобы цитата из Шекспира, но очень похоже!

Читатели обычно не задумываются о том, к чему здесь упомянут Шекспир. Ответа на этот вопрос нет даже в книге Лайзы Хопкинс «Шекспировские аллюзии в детективных романах», где цитируется «Убийство в Месопотамии».

Между тем мисс Райли имела в виду хрестоматийный монолог Антония над телом Цезаря в присутствии его убийц – Кассия и Брута:
Не восхвалять я Цезаря пришел,
А хоронить. Ведь зло переживает
Людей, добро же погребают с ними.

Я не обижу их, скорей обижу
Покойного, себя обижу, вас,
Но не таких достойнейших людей.
(«Юлий Цезарь», перевод Мих. Зенкевича)

Источник: Душенко К. В., История знаменитых цитат, М., КоЛибри, 2018

Комментарии