Рептильная пресса

Презрительное название подкупной, продажной прессы, из корыстных побуждений угодливо проводящей чьи-нибудь мнения (от слова «рептилия» — пресмыкающееся животное), получившее широкое распространение в 60-х гг. XIX в.

История возникновения его такова. Во время австро-прусской войны 1866 г. Пруссия оккупировала находившееся в союзе с Австрией Ганноверское королевство и объявила его провинцией Пруссии.

С ганноверским королем Георгом V прусское правительство в лице министра-президента Бисмарка заключило 29 сент. 1867 г. договор, по которому король отрекался от своих прав и получал за потерянное имущество 16 миллионов талеров (48 миллионов марок). Но когда выяснилось, что Георг V организует на территории Франции враждебный Пруссии легион ганноверских эмигрантов, так называемый вельфский легион, ландтаг сделал Бисмарку запрос, намерен ли он, невзирая на это, выплатить бывшему королю предусмотренную договором сумму.

Вследствие этого запроса Бисмарк наложил секвестр на 16 миллионов талеров. Эта сумма поступила в его распоряжение, составив секретный «вельфский» фонд, в расходовании которого он перед ландтагом не отчитывался. На запрос ландтага по этому поводу Бисмарк ответил, что капитал необходим «для наблюдения и предотвращения происков со стороны короля Георга и его агентов».

В заседании ландтага 30 января Бисмарк заявил: «Думаю, что мы заслуживаем вашу благодарность, до сих пор преследуя зловредных рептилий, чтобы видеть, чем они заняты».

Левая печать в частности Ф. Меринг, разоблачила истинное применение секретного фонда, который расходовался не только на слежку за агентами бывшего ганноверского короля, но еще в большей мере — на подкуп прессы, которая должна была фальсифицировать общественное мнение в пользу политики, проводимой Бисмарком.

Слово «рептилии», подхваченное левой прессой, было переосмыслено и стало синонимом продажного журналиста. Под «рептильной прессой» стали разуметь официозную печать, подкупленную правительством (Eugen Richter, Polltisches ABC Buch, 7 Aufl. 1892).

Выражение «рептильная пресса» получило распространение не только в Германии, но и в прогрессивной русской печати.

Следует отметить, что во Франции слово «рептилии» в применении к газетам имело некоторое хождение уже раньше.