Тайное стало явным

Выражение восходит к евангельскому тексту: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Марк, 4, 22; Лука, 8, 17).
После 14 декабря 1825 года, когда все тайное, связанное с заговором, стало явным, многое предстало перед Пушкиным в новом свете.
(Б. Мейлах, Пушкин и декабристы, «Лит. газ.», 18 мая 1949 г.).