Талмуд – цитаты и изречения

В нашем поколении нет ни единого человека, который имел бы право упрекнуть другого.

Кто прожил сорок дней без тревог, уже удостоился земного рая.

Тех, кто просит одежду, подвергают расспрашиванию, прежде чем дадут ее; тех же, кто просит еды, — не спрашивают ни о чем.

Горе поколению, которое судит судей.

Всевышний устроит праведникам пиршество, где они будут вкушать мясо Левиафана, а остатки мяса будут продаваться на иерусалимских базарах.

Берущий женщину в жены пусть проверит, кто ее братья.

На занятиях рассади учеников по их мудрости, а на трапезе — по возрасту.

Много дает тот, кто дает мало с радостным выражением лица.

Врач бесплатный платы не стоит.

Если твоя жена низкого роста, нагнись и шепни ей.

Старайся не обижать свою жену, потому что женщина слезлива и чувствительна к обидам.

Когда начинают читать утреннюю молитву? — Как только голубое начинает отличаться от белого.

Молитва того, кто превращает ее в повинность, не мольба.

Значение человека равносильно значению всего творения, вместе взятого.

Не начинают молиться, не сосредоточившись. Праведники прежних времен выжидали целый час, чтоб устремить свое сердце к Всевышнему.

Молиться надо не о погибели грешников, но об их раскаянии.

Тот, кто громко читает молитву в надежде, что она будет услышана лучше, принадлежит к маловерам.

Раби Кагана говорит: нахожу дерзким того, кто громко исповедует грехи свои, ибо сказано: «Блажен тот, чей грех прощен и чье преступление сокрыто» (Псалт., 32, 1).

Когда раби Йонахан бен Заккай заболел, ученики (…) попросили: «Учитель, благослови нас!» Он ответил: «Пусть будет воля Его, чтобы суда Всевышнего вы боялись так же, как суда людского». Ученики воскликнули: «Всего лишь так же, как людского?!» Он ответил: «Да, именно так.

Ибо когда человек собирается совершить грех, он говорит: лишь бы никто меня не увидел».

Все в руках Всевышнего, кроме страха перед Всевышним.

На каждую дверь — отдельный ключ; но один ключ — ко всякой женщине.

Праведник не умирает до тех пор, пока не родится другой праведник.

Пока существовал Храм, Израиль искупал свою вину на храмовом алтаре. Теперь же алтарь каждого из нас — рабочий стол.

Молчание вообще похвально, но молчание при учении не похвально.

Школа Шаммая говорила: «Человек может развестись со своей женой, только если она ведет себя недостойно», а школа Гиллеля говорила: «Даже если у нее подгорело кушанье».

Если предки наши были ангелы, мы (…) — люди; если же они были людьми, мы — ослы.

Ты молчишь лучше, чем говоришь.

Неженатый — как будто не человек, ибо сказано: «Мужчину и женщину сотворил их, и нарек им имя: человек» (Бытие, 5, 2).

Чудеса нельзя приводить в доказательство.

Даже ради одного праведника держится мир.

Проступки в отношении к Богу день покаяния искупляет; проступков же в отношении к ближнему день покаяния не искупляет, пока ближний не будет удовлетворен.

Покаяние того, кто заявляет: «Согрешу и покаюсь, согрешу и покаюсь», — не будет принято.

Покаяние отменяет наказание даже отъявленного грешника и даже по утверждении приговора.

Что такое раскаяние? Сказал раби Йегуда: «Если человек мог согрешить второй раз, но не согрешил (…) с той же самой женщиной, в то же время и в том же месте».

Если человек совершит одно и то же прегрешение дважды, оно ему уже кажется дозволенным.

В городе Уша постановили, что если человек хочет заниматься благотворительностью, то он имеет право истратить только пятую часть своего состояния и не больше — чтобы потом самому не впасть в зависимость от чужого благодеяния.

Женщину, пережившую смерть своего ребенка, уже ничто испугать не может. Из двух пререкающихся прав тот, кто умолкает первым.

Жена, которая нарушает еврейский обычай, изгоняется без денежного возмещения. (…) Раби Тарфон говорит: «Также громогласная». Что значит «громогласная»? Разговаривает у себя дома, а соседи слышат ее голос.

Раби Йегуда говорит: «Тот, кто не учит сына ремеслу, учит его преступлению». Спросили его: «Неужели так сразу и преступлению?»
Раби Йегуда объяснил: «Не научить его ремеслу — как будто научить его воровать».

Раби Хуна считал, что если человек достиг двадцати лет и до сих пор холост, то он проведет остальные дни своей жизни в грехе. Неужели он имел в виду настоящий грех? Нет, но он считал, что человек будет грешить в мыслях.

Если тебе скажут: «Искали, но не нашли», — не верь; если тебе скажут: «Не искали и нашли», — не верь; если тебе скажут: «Искали и нашли», — верь.

Не пренебрегай благословением невежды. Не пренебрегай проклятием невежды.

Жемчуг — везде жемчуг. Если кто потерял его, то потерял его только он.

Свиток Торы [Священного Писания] можно продать только ради учения или ради женитьбы.

Прерывают учение для похорон покойника и для сопровождения невесты под балдахин.

Сказал раби Нахман бар Ицхак: «Лучше грех ради него самого, чем заповедь не ради нее самой».

Раби Меир говорил: «Обязан человек произносить три благословения каждый день. Вот они: „Благословен Ты, что сотворил меня евреем, Благословен Ты, что не сотворил меня женщиной, Благословен Ты, что не сотворил меня невеждой».

Когда умер ученый, то все считаются родственниками его, и все должны разрывать свои платья, снять с себя обувь и устроить тризну.

Сказал раби Йегуда (…): «Следует (…) исполнять заповеди даже не ради них самих, потому что постепенно человек начнет делать это и ради них самих».

Не пей из одного стакана, глядя на другой.

Тот, с кем случается чудо, об этом не знает.

Отчего мужчины миролюбивее женщин? Оттого, что они сделаны из мягкой земли, а женщины — из твердого ребра.

Большой грех забывается, а малый — нет.

Прости сыновьям Израиля — они если не пророки, то дети пророков.

Не живи в городе, управляемом учеными мужами.

Если хочешь повеситься, выбери хотя бы дерево повыше.

Разведенный женат на разведенной — четверо в постели.

Учили наши наставники: «Троим жизнь не в жизнь: мягкосердечным, вспыльчивым и брезгливым».

А раби Йосеф сказал: «Все это есть во мне».

Трое ненавидят себе подобных: собаки, петухи и жрецы огнепоклонников.

А некоторые говорят: «И блудницы».

А некоторые говорят: «И вавилонские мудрецы».

Найди себе учителя, и приобрети себе друга, и суди каждого человека с хорошей стороны.

Если не я за себя, то кто за меня? Но если я только для себя — то чего я стою? И если [искать на это ответы] не теперь — то когда?

Исполняй Его [Господа] волю, как свою, — тогда Он исполнит твою волю, как свою.

Не суди ближнего, пока не побывал на его месте. Не учится застенчивый и не обучает вспыльчивый. Невежественный человек не может быть благочестивым.

Помни, откуда ты пришел, куда идешь, и перед кем тебе придется держать ответ. Кого люди не любят, того не любит и Бог.
грех.

Не суди один, ибо никто, кроме Единственного, не может судить один.

Ученики бывают четырех типов: легко схватывает, но и легко забывает, — больше теряет, чем приобретает; усваивает с трудом, но прочно, — больше приобретает, чем теряет; легко усваивает и не забывает — мудрость; с трудом усваивает и легко забывает — плохая участь.

Человек равноценен всему творению, и тот, кто спасает одну душу, как если бы спас весь мир.

Четыре разновидности посещающих дом учения: приходит, но не учится, — ему награда за посещение; учится, но не приходит, — ему награда за учение; приходит и учится, — благочестив; не приходит и не учится, — злонамерен.

Есть четыре типа сидящих перед мудрецами [т. е. учеников]: «губка», «воронка», «фильтр» и «сито». Губка поглощает все; в воронку с одной стороны входит, с другой — выходит; фильтр пропускает вино и задерживает осадок; через сито просыпаются отруби, но мука в нем остается.

Когда наша любовь была сильна, мы могли спать в постели узкой, как лезвие ножа. Теперь, когда любовь прошла, даже кровать шириной в шестьдесят локтей тесна для нас.

Когда нечего красть, вор — блюститель закона.

У кого умирает жена, о том нужно сожалеть так, как если бы в его дни был разорен Храм.

Ни один человек не похож на другого человека. Поэтому каждый обязан думать: ради меня сотворен мир.

Прах, из которого создан Адам, собирался с всех концов земли.

Почему человек был сотворен в день шестой? Если он возгордится, то ему можно сказать: «И комар был создан раньше тебя».

Один саддукей проповедовал: «Горе вам, нечестивцы, говорящие, что мертвые воскреснут! Если и живые умирают — разве мертвые могут ожить?» Ответили ему: «Горе вам, нечестивцы, не верящие в воскрешение мертвых! Если на свете живут люди, которых раньше никогда не было, то люди, которые уже раньше были, тем более могут вновь появиться!»

Спаситель явится лишь тогда, когда народ отчается в ожидании спасения.

Дочь для отца — клад напрасный, и не спит он из-за нее ночами: когда мала, боится, что ее соблазнят, в юности — что станет распутничать, когда подрастет — что не выйдет замуж, когда выйдет замуж — что останется бездетной, когда состарится — что займется колдовством.

Всем человек завидует, кроме своего сына и своего ученика.

Не воруй у вора того, что он украл у тебя.

Нельзя угрожать ребенку наказанием, а если наказывать, то сразу — или молчать и не говорить ничего. Был случай в Лоде с сыном Горноса, который убежал из школы. Отец начал ему грозить, мальчик испугался, ушел из дому и утопился в колодце.

Совсем не печалиться нельзя, но и слишком скорбеть нельзя. Так сказали мудрецы: человек пусть белит дом свой, но пусть оставляет небольшое место небеленым в воспоминание о Иерусалиме.

Человек должен сначала построить дом и посадить виноградник, а потом жениться.

Бог дал день, Бог даст и пищу.

Если у человека есть пропитание на сегодняшний день, а он плачет о том, что будет есть завтра, то вера такого человека слаба.

Отец любит своего сына, а сын любит своего сына.

Каждый мужчина имеет такую жену, какую заслуживает.

Рассказывали о Гиллеле Старшем [знаменитом мудреце], что во время празднования Водочерпания он говорил: «Если я здесь — все здесь, а если я не здесь — кто здесь?»

«Блаженна молодость моя, что не посрамила старость мою», — так говорили добродетельные. (…) «Блаженна ты, старость моя, что искупишь грехи молодости моей», — так говорили раскаявшиеся.

Как маленький кусочек дерева разжигает большой, так и вы, ученики мудрецов — малые оттачивают великих.

Многому я научился у своих наставников, еще большему — у своих товарищей, но больше всего — у своих учеников.

Всякий, кто скорбел о Иерусалиме, удостоится того, что узрит радость его, а тот, кто не скорбел о Иерусалиме, радости его не узрит.

Господи, да будешь Ты ни за, ни против нас. (Бар-Кохба перед битвой иудеев с римлянами.)

Во все времена можно найти в народе тридцать праведников, праведности которых этот народ и обязан своим существованием.

Три вещи сказали наши мудрецы: пусть человек ест скромнее, чем позволяет ему достаток, одевается в соответствии со своим достатком и почитает жену и детей больше, чем позволяет ему его достаток.

Тот, кто повторил свой урок сто раз, — не тот, кто повторил его сто один раз.

Любая болезнь, лишь бы не болезнь живота; любая боль, лишь бы не боль в сердце; (…) любое зло, лишь бы не злая жена.

Мы учили слова раби Элиэзера: «За день до смерти покайся». Спросили Элиэзера его ученики: «А разве знает человек, когда он умрет?» — «Тем более покайся на случай, если умрешь завтра».

Мир стоит только на дыхании учеников. (…) Детей нельзя отвлекать от учения даже ради строительства Храма.

Свет, светящий одному, светит многим.

Полтора года спорили школа Шаммая и школа Гиллеля. Эти говорят: лучше бы человеку не быть сотворенным, те говорят: хорошо человеку, что он сотворен.

Проголосовали и решили: лучше бы человеку не быть сотворенным. Но раз уж его сотворили — пусть задумается о своих делах.

Из-за одной лишней или недостающей буквы [при переписке священных книг] мир может быть разрушен.

Три года продолжался спор между школой Шаммая и школой Гиллеля. (…) Чем же удостоилась преимущества школа Гиллеля? Тем, что ее последователи отличались духом кротости и смиренности и наряду со своим учением преподавали так же учение школы Шаммая. Мало того, мнения школы Шаммая они излагали всегда ранее собственных положений.

По трем вещам узнается человек: по стакану, по гневу и по карману. А некоторые считают, что и по смеху.

Всевышний творил миры и разрушал, пока не создал нынешний мир. [Потому что] сказал Всевышний: «Вот, это хорошо, — а то не было хорошо».

Грех приходит в дом в качестве гостя, но потом делается в нем хозяином.

Всевышний является местом, где находится мир, а не мир — местом, где находится Всевышний.

Господь испытывает не грешников, а праведников.

Приобрел знание — чего тебе не хватает? Нет знания — что ты приобрел?

Когда Авраам умолял Всевышнего пощадить жителей Содома, он сказал: «(…) Если Ты хочешь правосудия, мир не может существовать, а если Ты хочешь, чтобы мир существовал, правосудие не может существовать. (…) Мир не выдержит Твоего суда».

Ребенок входит в мир со сжатыми кулаками: весь этот мир — мой, и быть ему в моих руках. Человек покидает мир с раскрытыми ладонями: вот, я ничего с собой не забираю.

Почему Тора не была дана в земле Израиля? Для того, чтобы народы мира не могли сказать: «Мы не приняли ее потому, что она была дана в земле Израиля». (…) Всевышний дал Тору в пустыне — в месте, которое не принадлежало никому.

Всевышний позволил, чтобы было о Нем сказано, что Он создал Свой мир за шесть дней и отдыхал на седьмой. Если даже Он, который не знает усталости, позволил, чтобы о нем было так написано, на сколько же больше нужен отдых на седьмой день человеку, про которого сказано: «А человек рожден для забот» (Иов, 5, 7)!

Тора учит вежливости. Если человек путешествует в другой стране и у него есть все необходимые припасы, он, тем не менее, (…) должен покупать все, что ему нужно, у местных торговцев, чтобы поддержать торговлю.

Выпьет человек чашу вина — скромен, как овца; выпьет две — становится храбр, как лев; начинает хвастаться и говорить: «Кто мне подобен?»; выпьет три или четыре — становится как обезьяна: пляшет, поет, сквернословит перед людьми и не ведает, что творит; напьется — становится как свинья: вымазывается глиной и спит в грязи.

Не тот отец, кто родил, а тот, кто воспитал.

Соломон написал сперва «Песнь Песней», а потом «Притчи», а потом «Екклесиаст», — и в этом вся наша дорога. В молодости мы слагаем песни, став постарше, изрекаем сентенции, и в старости говорим о суете жизни.

Камень падает на кувшин? Горе кувшину. Кувшин падает на камень? Горе кувшину.



Вместе с "Талмуд – цитаты и изречения" можно почитать: