Тенали Раман и северный живописец

Тенали Раман и северный живописец

Кришна Дева Райя был большим ценителем искусств. Однажды повелел он соорудить около своего весеннего дворца небольшой храм. С Севера пригласили живописца, и он расписал стены изображениями красивых девушек.
Все они стояли лицом вперёд.
– Такой живости не может достичь в своих картинах ни один южный художник, – с гордым видом похвалялся северянин.
Раман не мог перенести его бахвальство.
– Почему ты рисуешь только перед, а не зад? – спросил он.
– Если ты хоть чуть чуть разбираешься в искусстве, – поддел его северный живописец, – ты сможешь дополнить остальное силой своего воображения.
Император, улыбаясь, поддержал северянина:
– Ты только горазд шутить, Раман. А для того, чтобы оценивать картины, у тебя не хватает силы воображения.
Тенали Раман промолчал.
Через несколько дней он явился к Райе и сказал, что хорошо изучил живопись. Настолько хорошо, что может превзойти в этом искусстве северянина.
С позволения императора он стёр все фрески северного живописца и вместо них намалевал на стенах отдельные части человеческого тела: руку, ногу, бедро, плечо. Когда Райя вместе с северянином живописцем и другими художниками пришёл в храм для осмотра его работы и увидел, что он натворил, император сильно разгневался.
– А где же все остальные части тела? – спросил он Рамана.
– Государь, – ответил Раман, – истинные знатоки искусства могут дополнить их силой своего воображения.
Император, хотя и оценил его остроумие, был разъярён тем, что Тенали Раман испортил его новый храм, и приказал стражникам:
– Отсеките этому шуту голову!
Стражники были те же самые, которые однажды пострадали по вине Рамана. Понимая, что уж они то его не пощадят, он решил прибегнуть к хитрости.
– О, государь, – сказал он, – исполните моё последнее желание. Я уже много дней не молился богу Сурье (бог солнца) и хочу умереть, стоя по шею в реке. Когда я закончу молитву, я сам скажу стражникам: «Рубите!»
Император обещал выполнить его последнюю волю.
Тенали Раман вошёл по шею в реку и сделал вид, будто молится. По обеим сторонам от него стояли двое дюжих стражников с обнажёнными мечами.
– Рубите! – внезапно крикнул Раман и погрузился с головой в воду. Стражники взмахнули мечами и упали оба обезглавленные.
На другой день Раман отправился к императору, надеясь, что его гнев успел уже остыть.
– О, государь, – сказал он, – я подумал, что жизнь викадакави дороже любых фресок, и решил её сберечь. Стражники же, которых вы послали меня казнить, оказались полными глупцами и сами отсекли себе головы.
Рассказ его рассмешил императора, и Райя сменил гнев на милость.