Главная страница >> Крылатые слова >> Крылатые фразы А.Н. Островского

Самые знаменитые цитаты из произведений великого русского драматурга Александра Николаевича Островского.

Один в четырех каретах

Из комедии «Бедность — не порок» (1854) Александра Николаевича Островского (1823—1886). Слова купца-самодура Гордея Карпыча Торцова:
«…Такую свадьбу задам, что ты и не видывал: из Москвы музыкантов выпишу, один в четырех каретах поеду».

Иронически о хвастливой расточительности, самодурстве.

Кто вас, Тит Титыч, обидит? Вы сами всякого обидите

Первоисточник — пьеса «В чужом пиру похмелье» (1856) Александра Николаевича Островского (1823—1886), ответ Настасьи, жены купца-само-
дура Тита Титыча Брускова.

В оригинале (действ. 2, явл. 5):
Т и т Т и т ы ч. Настасья! Смеет меня кто обидеть?
Н а с т а с ь я П а н к р а т ь е в н а. Никто, батюшка, Кит Китыч, не смеет вас обидеть. Вы сами всякого обидите.

Иносказательно по адресу сурового, решительного, грубого, не стесняющегося в выражениях человека, который полагает себя несправедливо обиженным.

Кит Китыч

Из комедии «В чужом пиру похмелье» (1856) Александра Николаевича Островского (1823—1886), в которой один ее персонажей называет так
другого — купца Тита Титыча Брускова.

Иносказательно о богатом, заносчивом и невежественном самодуре.
В этом смысле употребляются оба варианта имени — Тит Титыч и Кит Китыч.
.

Изумлять мир злодейством

Первоисточник — пьеса «В чужом пиру похмелье» (1856) Александра Николаевича Островского (1823— 1886).

В оригинале (действ. 2, явл. 3): Изумлю мир злодейства, и упокойнички в гробах спасибо скажут, что умерли.

Шутливо-иронически о чьем-либо (своем) желании расправиться с кем-то, наказать за какое-то прегрешение, проступок.

Жестокие, сударь, нравы в нашем городе

Из пьесы «Гроза» Александра Николаевича Островского (1823—1886), слова Кулигина (действ. 1, явл. 3).

Употребляется как комментарий к суровым, грубым нравам в какомлибо месте.

В России надо жить долго

Фраза (1962) известного литературоведа и детского поэта Корнея Ивановича Чуковского (псевдоним Николая Васильевича Корнейчукова, 1882—1969) из его беседы с писательницей Л. Либединской: «Когда я начинал печататься, я был самый молодой среди литераторов, а теперь я самый старый! В России надо жить долго — интересно!» (Цит. по: Либединская Л. «Литературу надо любить», 1973). Та же фраза прозвучала в разговоре К. Чуковского с писателем В. Кавериным: «В России надо жить долго! Долго!» Комментарий Каверина: «Жил, жил и дожил до признания» («Эпилог», 1989).

Возможно, в основе фразы К. Чуковского лежат выражения, давно известные в русской литературной среде. Например, слова, которые приписываются драматургу А. Н. Островскому: «Русский писатель должен жить долго» (Октябрь. 1999. № 3), а также изречение поэта серебряного века Ф. Сологуба: «Поэт в России должен жить долго, чтобы пережить всех мемуаристов» (Гаспаров М. Записи и выписки. М., 2000).
Читать дальше

Бешеные деньги

В русской литературе впервые встречается в пьесе «Праздничный сон — до обеда» (1859) Александра Николаевича Островского (1823—1886).

Прислуга Матрена говорит Бальзаминову (картина 1, явл. 5): «Триста тысяч! Не верю. У кого же это такие деньги бешеные, что за тебя триста тысяч дали».

Позже А. Н. Островский напишет пьесу «Бешеные деньги» (1870), а также вновь использует это выражение в пьесе «Без вины виноватые» (1884), где ее герой Шмага говорит: «Вчера у меня, сверх всякого ожидания, деньги завелись, как бешеные, набежали, с ветру».

Иносказательно о больших и легких, незаработанных деньгах, «упавших с неба».

Без вины виноватые

Выражение имеет фольклорные корни, и в русской литературе оно впервые встречается в пьесе (действ. 5, явл. 3) «Недоросль» (1781) Дениса Ивановича Фонвизина (1744—1792):

П р а в д и н. Муж и сын не могли не иметь участия в злодеянии…
П р о с т а к о в. Без вины виноват!

Широкую популярность выражение получило благодаря пьесе «Без вины виноватые» (1884) Александра Николаевича Островского (1823— 1886).

Употребляется применительно к людям, безосновательно обвиненных в чем-либо.

Это не нами заведено, не нами и кончится

Из пьесы «Свои люди — сочтемся» драматурга Александра Николаевича Островского (1823—1886), слова Ризположенского (действ. 3, явл. 5).

Используется как популярная формула оправдания какого-либо «неизбежного» зла или просто какого-либо безобидного обычая.

^