Главная страница >> Крылатые слова >> Крылатые фразы Г.Р. Державина

Крылатые выражения, самые известные цитаты русского поэта, государственного деятеля эпохи Просвещения Гавриила Романовича Державина.

Река времен

Из последнего стихотворения (1816) поэта Гаврилы Романовича Державина (1743—1816):
Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.

И словом: тот хотел арбуза, а тот соленых огурцов

Из стихотворения «Видение мурзы» (1791) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816).

Употребляется иносказательно о разности вкусов. Авторский поэтический аналог поговорки: «Кому апельсин, а кому и свиной хрящик».

И бледна смерть на всех глядит

Из оды «На смерть князя Мещерского» (1779) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816):
Где стол был яств, там гроб стоит;
Где пиршеств раздавались клики,
Надгробные там воют лики,
И бледна смерть на всех глядит.

Иносказательно о смертельной опасности; о смерти как неизбежном финале жизни каждого человека.

Поймали птичку голосисту…

Поймали птичку голосисту
И ну сжимать ее рукой.
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»

Четверостишие «На птичку» (1792—1793) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816). Поэт таким образом комментирует мотивы собственного поступка, когда, будучи статс-секретарем Екатерины II, он отказался писать в ее честь оды в духе «Фелицы», написанной ранее.

Употребляется в качестве иронического комментария к попытке ограничить чью-либо творческую свободу, свободу слова.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный

Из стихотворения «Памятник» (1836, опубл. 1841) Я. С. Пушкина (1799—1837):
Я памятник себе воздвиг нерукотворный
К нему не зарастет народная тропа…

В «Памятнике» (1796) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816) есть похожая строка:
Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид.

Оба поэта вдохновлялись одним первоисточником — одой «Памятник» римского поэта Горация (Квинт Гораций Флакк, 65 — 8 до н. э.).

Начальную строку из этой оды (Exegi monumentum) А. С. Пушкин использовал в качестве эпиграфа для своего стихотворения.

Северная Минерва

Из оды «Водопад» (1794) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816), который так называет в своем произведении российскую императрицу
Екатерину II.

Минерва в римской мифологии — богиня мудрости, покровительница ремесел и искусств.

Осел останется ослом

Осел останется ослом,
Хотя осыпь его звездами;
Где должно действовать умом,
Он только хлопает ушами.

Из стихотворения «Вельможа» (1794) Гаврилы Романовича Державина (1743-1816). ‘

Цитируется как комментарий к назначению на высокий пост недалекого человека.

Как солнце в малой капле вод

Из оды «Бог» (1784) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816).

Шутливо-иронически о чем-то большом, значительном, что дает себя знать и в малых деталях, отражениях.

Гром победы раздавайся

Из стихотворения «Хор для кадрили» Гаврилы Романовича Державина (1743-1816).

«Хор», положенный на музыку композитором О. А. Козловским (1758—1831), был впервые исполнен (1791) на празднике, который князь Г. А. Потемкин устроил в своем петербургском дворце по случаю взятия турецкой крепости Измаил:
Гром победы раздавайся!
Веселися, храбрый Росс!
Звучной славой украшайся:
Магомета ты потрёс.

Этот хор долгое время играл роль неофициального гимна России, до того, как появился гимн официальный — «Боже, царя храни».

Шутливо-иронически о выражении восторга, радости (от успешно завершенного дела, удачи).

Ангел во плоти

Из оды «Видение Мурзы» (1791) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816):
…Кто ты? Богиня или жрица?—
Мечту стоящу я спросил.
Она рекла мне: «Я — Фелица»;
Рекла — и светлый облак скрыл
От глаз моих ненасыщенных
Божественны ее черты;
Курение мастик бесценных
Мой дом и место то цветы
Покрыли, где она явилась.
Мой Бог! Мой ангел во плоти!..
Душа моя за ней стремилась;
Но я за ней не мог идти,
Подобно громом оглушенный
Бесчувствен я, безгласен был…

Иносказательно: человек, прекрасный внутренне и внешне, восхищающий окружающих своей добротой, кротостью и прочими достоинствами.

Я царь, я раб, я червь, я бог!

Из оды «Бог» (1784) Гавриилы Романовича Державина (1743—1816).
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь, я раб, я червь, я бог!

Умеренность есть лучший пир

Последняя строка из стихотворения «Приглашение к обеду» (май, 1795) Гаврилы Романовича Державина (1743—1816):
…Извольте вы мой толк послушать:
Блаженство не в лучах порфир,
Не в вкусе яств, не в неге слуха;
Но в здравьи и спокойстве духа, —
Умеренность есть лучший пир.

И все то благо, все добро

Цитата из стихотворения Г. Р. Державина «Утро» (1800):
Там поселяне плуг влекут,
Здесь сети рыболов кидает,
На уде блещет серебро;
Там огнь с оружья войск сверкает,—
И все то благо, все добро…

…пишу тебе, окруженный деньгами, афишками, стихами, прозой, журналами, письмами,— и все то благо, все добро
(А. С. Пушкин Письмо Л. С. Пушкину 30 янв. 1823 г.).

Живи и жить давай другим

Первая строка стихотворения Г. Р. Державина «На рождение царицы Гремиславы» (1798): ‘
Живи и жить давай другим,
Но только не на счет другого;
Всегда доволен будь своим,
Не трогай, ничего чужого:
Вот правило, стезя прямая
Для счастья каждого и всех.
Выражение это известно на французском («Vivons et laissons vivre les autres») и др. языках.
Будьте здоровы и пишите.
То есть: живи и жить давай другим.
(А. С. Пушшкин, Письмо Н. М. Языкову 14 апр. 1836 г.).

… есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим наконец эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.
(И. С. Тургенев, Рудин, 2).

Где стол был яств, там гроб стоит

Цитата из стихотворения Г. Р. Державина «На смерть кн. Мещерского» (1779):
Сын роскоши, прохлад и нет,
Куда, Мещерский, ты сокрылся?
Оставил ты сей жизни брег,
К брегам ты мертвых удалился…
Где стол был яств, там гроб стоит;
Где пиршеств раздавались лики,
Надгробные там воют клики
И бледна Смерть на всех глядит…

— И кто бы, сударыня, подумал, что под сим скромным крестом, при бедной нашей церкви, нашла себе успокоение богатейшая некогда помещица здешнего уезда! — сказал священник. При этих словах Анненька и еще поплакала. Ей вспомнилось: где стол был яств — там гроб стоит.
(М. Е. Салтыков-Щедрин, Господа Головлевы, гл. Племяннушка).

^