Главная страница >> Крылатые слова >> Крылатые фразы испанских авторов

Крылатые слова и популярные цитаты из произведений известных испанских писателей.

Послушание трупа

Такого послушания требовал от своих приверженцев создатель ордена иезуитов монах Игнатий Лойола (1491 — 1556), то есть он требовал, чтобы ему подчинялись полностью и безоговорочно. Фраза «как если бы были трупами» дословно содержится в «Уставе общества Иисуса» (ордена иезуитов).

Иносказательно: полное, абсолютное, нерассуждающее послушание.

Над всей Испанией безоблачное небо

Вошедшая в историю Европы кодовая фраза, переданная 18 июля 1936 г. радиостанцией г. Сеута (в те годы испанское Марокко) и послужившая сигналом к началу государственного переворота в Испании.

Возглавил заговор против законного республиканского правительства генерал испанской армии Франсиско Франко. 23 июля 1936 г. в г. Бургосе он сформировал правительство из своих приверженцев, и это стало фактическим началом гражданской войны в Испании.

Война закончилась в марте 1939 г. победой мятежников-франкистов, поддержанных Германией и Италией, и установлением диктатуры генерала Франко. На параде в честь своей победы он заявил: «Мы навсегда покончили в Испании с идеями энциклопедистов».

Период диктатуры официально закончился в 1978 г., когда в Испании демократическим путем была принята новая конституция, в которой страна провозглашалась республикой при действующем монархе-гаранте конституции.

Цитируется как фраза-символ условного сигнала, дающего старт какому-либо процессу или акции.

Эльдорадо

С испанского: El Dorado. Перевод: Позолоченный (осыпанный золотом).

Так испанский конкистадор Мартинес назвал мифическое индейское государство Южной Америки, где, по представлениям испанских завоевателей, золота было в изобилии и можно было быстро обогатиться. Он даже дал описание этой страны, где он якобы прожил семь месяцев в городе Маноа, которым правит король по имени Моксо, живущий в фантастической роскоши.

Эти рассказы легли в основу легенды о «стране золота» — Эльдорадо, которую безуспешно искали как испанцы, так и экспедиции из других стран вплоть до XIX в. Последняя из них — экспедиция, посланная (1826) одной английской финансовой компанией. Ее члены даже пыта- лись осушить озеро Гватавита в поисках золота. Англичане полагали, что страна Эльдорадо должна находиться в районе этого озера.

Видимо, в основе таких представлений лежали дошедшие до них смутные сведения о религиозных обрядах индейских племен, населявших современную Колумбию, когда вождь (касик) выезжал в определенные дни к священному озеру Гватавита, осыпал себя золотым песком, совершая жертвоприношение, после чего заходил в воду озера и смывал с себя это золото.

Разумеется, поиски страны Эльдорадо завершились неудачей, но они обогатили науку новыми географическими и этнографическими наблюдениями.

Слово «Эльдорадо» стало популярным после выхода в свет романа «Кандид» (1759) французского писателя-просветителя Вольтера (псевдоним Франсуа Мари Аруэ, 1694—1778), который предложил читателю свое описание этой мифической страны.

Слово стало символом несметных богатств, страны-мечты, обещающей счастливую, беззаботную жизнь.

Сон разума рождает чудовищ

Название одной из гравюр, входящих в серию «Капричиос» (1797—1798), испанского художника Франсиско Хосе де Гойи (1746—1828).

Он изобразил на этой гравюре спящего человека, которого мучают кошмарные сны и чудовища, их населяющие.

Иносказательно о смутном времени в жизни страны, когда дезориентированное общество начинает верить ложным доктринам и вождям-демагогам.

Росинант

Из романа «Дон Кихот» (см. Дон Кихот) испанского писателя Мигеля Сервантеса де Сааведра (1547—1616).

Так зовут лошадь главного героя.

Поскольку по-испански «rosin» — «конь», a «ante» — «прежде», то эта кличка имеет сугубо ироническое значение — «то, что некогда было лошадью».

Иносказательно: кляча, старая, заморенная лошадь.

Родина или смерть!

С испанского: Patria о muerte!

Лозунг республиканцев в годы гражданской войны в Испании 1936—1939 гг. между сторонниками республики и военными-мятежниками (франкистами) во главе которых стоял генерал Франко.

Позже, в годы кубинской революции, этот лозунг вновь стал популярен в форме «Родина или смерть! Мы победим!» («Patria о muerte! Venceremos!»). Он стал символом этой революции, после того как прозвучал в речи (7 марта 1960 г.) ее лидера Фиделя Кастро Рус на кладбище «Колон» в Гаване во время похорон пассажиров парохода «Кувр». (Он доставил на Кубу боеприпасы, закупленные кубинским правительством в Бельгии, но 4 марта 1960 г. в гаванском порту был взорван диверсантами, которые заминировали судно.)

Пятая колонна

С испанского: Quinta columna.

Принято считать, что это выражение из выступления по радио (осень, 1936) испанского генерала Эмилио Мола (1887—1937), который в годы гражданской войны в Испании (1936—1939) возглавлял наступление мятежников-франкистов на республиканский Мадрид.

В нем он сказал, обращаясь с угрозами в адрес жителей республиканского Мадрида, что, помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн, идущих на Мадрид, есть еще и пятая — в самом городе. Это тайные сторонники Франко, которые ударят республиканцам в спину, когда начнется решительное наступление на город.

По другой версии, эти слова Э. Мола произнес в своей штаб-квартире во время встречи с иностранными журналистами.

Есть и третья версия происхождения этого оборота: английский журналист лорд Сент-Освальд утверждал, что выражение «пятая колонна» впервые появилось в его телеграмме из Мадрида, посланной в редакцию британской газеты «Дейли телеграф» в сентябре 1936 г.

Но как бы то ни было, еще в годы гражданской войны в Испании понятие «пятая колонна» стало связываться с именем генерала Мола. Так, Долорес Ибаррури в статье «Защита Мадрида — защита Испании» (газ. «Мундо обреро» от 3 октября 1936 г.) писала: «Предатель Мола сказал, что он бросит на Мадрид «четыре колонны», но только «пятая» начнет наступление. [...] «Пятая колонна» находится внутри Мадрида, и в первую очередь надо разгромить ее».

Популярности выражения способствовала пьеса Эрнеста Хемингуэя «Пятая колонна» (1938).

Используется как имя собирательное для шпионов, диверсантов — всех, кто действует тайно, предательски, выжидая удобный момент для открытого выступления.

Предчувствие гражданской войны

Из названия картины «Мягкая конструкция с вареными бобами: предчувствие гражданской войны» (1936) испанского художника-сюрреалиста Сальвадора Дали (1904—1989).

Стало популярным благодаря песне «Предчувствие гражданской войны» (1987) из репертуара группы «ДДТ» (слова и музыка лидера группы Юрия Шевчука).

Ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость

Из романа «Дон Кихот» (авторское название романа «Славный рыцарь Дон Кихот Ламанчский», 1615) испанского писателя Мигеля Сервантеса де Сааведра (1547—1616).

Слова Дона Кихота.

Употребляется в прямом смысле.

Лучше умереть стоя, чем жить на коленях

Слова видного деятеля испанской коммунистической партии Долорес Ибаррури (1895—1989), которую товарищи по партии называли «Пассионарней» («Пламенная») за ее страстные выступления против франкистского режима и в защиту демократических ценностей.

В основу вышеприведенного афоризма легла фраза из выступления Д. Ибаррури на митинге в Париже (3 сентября 1936): «Если позволить фашистам продолжать преступления, которые они совершают в Испании, агрессивный фашизм обрушится и на другие народы Европы. Нам нужна помощь, нужны самолеты и пушки для нашей борьбы… Испанский народ предпочитает умереть стоя, чем жить на коленях».

Обычно цитируется как призыв к активным гражданским действием, к обретению чувства собственного достоинства.

Деревья умирают стоя

Название пьесы (1949) испанского драматурга Алехандро Касоны (псевдоним Алехандро Родригеса Альвареса, 1903—1965).

Иносказательно о достойном поведении в трудных обстоятельствах.

Сражаться с ветряными мельницами

Первоисточник образа — роман (1615) «Дон Кихот» испанского писателя Мигеля Сервантеса де Сааведра (1547—1616).

Герой произведения Дон Кихот Ламанчский принимает ветряные мельницы за отряд рыцарей и вступает с ними в бой с плачевными для себя последствиями.

Иронически о борьбе с воображаемыми, надуманными препятствиями.

На штыки можно опираться, но сидеть на них нельзя

С французского: On pent tout faire avec les baionettes excepte s у asseoir.

В оригинале: Штыки годятся для всего (со штыками можно делать все, что угодно), только сидеть на них нельзя.

Поскольку в русский язык это выражение пришло из французской литературы, оно ошибочно приписывается известным историческим деятелям Франции — Талейрану, Наполеону и т. д.

На самом деле это испанская народная пословица.

Смысл выражения: военная сила хороша только для военных целей (разгрома врага, вооруженного переворота и т. п.), но для собственно управления страной нужно нечто гораздо большее, нежели просто сила, — нужны интеллект, идеи, объединяющие общество, общественное согласие, общая воля и т. д.

И у стен есть уши

Впервые выражение встречается в испанской литературе — в пьесе (действ. 2, явл. 8) «Валенсианская вдова» (1620) испанского драматурга Лопе де Вега (1562—1635), позже — в романе «Дон Кихот» (1605—1615) Мигеля Сервантеса де Сааведра (1547—1616).

Иносказательно: призыв к осторожности в высказываниях даже во внешне безопасных условиях; напоминание об опасности быть подслушанным.

В доме повешенного не говорят о веревке

Из романа «Дон Кихот» (полное авторское название романа «Славный рыцарь Дон Кихот Ламанчский», 1615) испанского писателя Мигеля Сервантеса де Сааведра (1547—1616). Слова Санчо Пансы (ч. 1, гл. 25; ч. 2, гл. 28).

Используется как совет не затрагивать в разговоре темы, которые могут быть неприятны человеку, могут напомнить ему о том, что он хотел бы забыть.

Дон Кихот. Рыцарь печального образа

Герои романа великого испанского писателя Мигепя Сервантеса де Сааведра (1547-1616) “Славный рыцарь Дон Кихот Ламанчский” (1605-1615);в первом русском переводе: “Неслыханный чудодей, или Удивительные и необычайные приключения странствующего рыцаря Дон Кишота”.

Бедный дворянин Дон Кихот, старый и одинокий чудак, лишенный чувства действительности, начитавшись старинных рыцарских романов, вообразил себя странствующим рыцарем. Вооружившись заржавленным мечом и щитом, он берет себе в оруженосцы крестьянина Санчо Пансо обещав ему богатство и славу, избирает, по рыцарскому обычаю, «даму сердца» — Дульцинею Тобосскую — так называет он простую крестьянку Альдонсу и, взобравшись на тощую клячу, Росинанта, отправляется на подвиги во имя своей дамы.

Потеряв способность отличать действительность от фантастического мира, созданного его воображением, Дои Кихот играет смешную и жалкую роль: сражается с ветряными мельницами, принимая их за великанов; желая заступиться за обиженных, он заступается за преступников и т. п.

«Рыцарем печального образа» называет Санчо Пансо своего избитого, украшенного синяками господина.

Имя Дон Кихота стало нарицательным; так называют фантазера, оторванного от жизни, вступающего в борьбу с реальным или кажущимся злом, но не учитывающего трезво своих сил, не сознающего, что борьба его бесполезна и что он вызывает у всех только насмешки.

«Его имя, писал И. С. Тургенев,— стало смешным прозвищем даже в устах русских мужиков. Мы в этом могли убедиться собственными ушами».
(статья «Гамлет и Дон Кихот»).

От имени Дон Кихот происходят слова: «донкихотство», «донкихотизм», «донкихотствовать»; в старинном произношении: «донкишотствовать», то есть вести себя как Дон Кихот.

Дон Жуан

Волокита, человек, проводящий жизнь в любовных приключениях, подобно герою старинной испанской легенды, носящему это имя. Мировая литература насчитывает более ста произведений, сюжетом для которых послужила легенда о Дон Жуане; из них наиболее известны: пьеса испанского драматурга Тирсо де Молина (1572—1648) «Севильский соблазнитель» (1630) и комедия Мольера «ДонЖуан» (1665).

В русской литературе эта легенда обработана А. С. Пушкиным (драма «Каменный гость», 1839) и А. К. Толстым (поэма «Дон Жуан», 1859). На сюжет этой легенды написана опера Моцарта «Дон Жуан» (1787), получившая широкую популярность в XIX в.

Голубь мира

Выражение получило широкое распространение в связи с деятельностью Всемирного Конгресса Сторонников Мира.

Первый конгресс был созван 20—25 апреля 1949 г. и заседал одновременно в Париже и Праге. Рисунок для международной эмблемы мира — голубь с оливковой веткой в клюве — был выполнен Пабло Пикассо.

Голубь, точнее голубка, еще в древности — обычная эмблема плодородия, а затем и мира. В библейском мифе о всемирном потопе голубка приносит Ною в ковчег оливковую ветку как весть об умиротворении стихии (Бытие, 8, 9—10).

В древнем Риме эмблемой мира служили голубки Венеры, свившие гнездо в опрокинутом шлеме Марса.

^