Главная страница >> Крылатые слова >> Крылатые выражения немецких авторов

Крылатые фразы, самые знаменитые афоризмы великого немецкого поэта и драматурга И.В. Гете

Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!

Из трагедии «Фауст» (1808) великого немецкого ученого и писателя Иоганна Вольфганга Гёте (1749—1832). Слова Фауста (ч. 1, сцена 4 «Кабинет Фауста»).

Это слова, которые произносит Фауст, излагая свое условие сделки с дьяволом — Мефистофелем. Тот готов выполнить все желания ученого, но последний боится, что однажды настанет момент, когда ему и желать уже будет нечего, и он утратит смысл жизни, будет томиться и страдать.

Потому Фауст просит Мефистофеля прервать его земное существование, когда он достигнет наивысшего счастья и захочет, чтобы оно продлилось еще немного («Остановись, мгновенье!») — и вот в тот же миг Мефистофель должен остановить время жизни Фауста и забрать его с собою в преисподнюю.
Читать дальше

Гомункулус

С латинского: Homunculus (от лат. homo — человек). Перевод: маленький человек, человечек (уменьшит.) или жалкий человек, «человечишко».

Выражение стало широкоупотребительным и нарицательным после того, как его использовал немецкий поэт и ученый Иоганн Вольфганг Гете (1749— 1832) в своей трагедии «Фауст» (1808), где так назван искусственный человечек, созданный в лаборатории.

Иносказательно, иронично и презрительно, употребляется об искусственном, нежизнеспособном, выдуманном человеке, который с точки зрения некой идеологии или научной доктрины считается идеальным, единственно «правильным».

Быть человеком значит быть борцом

Из «Западно-восточного дивана» (1819) немецкого ученого и писателя Иоганна Вольфганга Гeтe (1749—1832).

Смысл выражения: не отступать перед трудностями, вести себя достойно, не опускать руки в борьбе с чем-либо.

Ученик чародея

С немецкого: Der Zauberlehrling.

Название баллады немецкого поэта и ученого Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832), сюжет которой писатель заимствовал у древнегреческого философа и сатирика Лукиана (II в.).

В обоих случаях сюжет сходен: ученик мага, подсмотрев некоторые обряды своего учителя, но не поняв их сущности, вызывает к жизни некие темные силы. Но это единственное, что он может сделать: он не знает ни как отправить их обратно, ни как справиться с ними и в итоге погибает.

Цитируется иронически, как правило, неодобрительно в речи о специалисте-недоучке, который может начать некий процесс, вызвать к жизни некие силы, но не в силах справиться с ними, направить к желанной цели.

Теория, мой друг, суха, но зеленеет жизни древо

С немецкого:
Grau, teurer Freund, ist alle Theorie
Und griin des Lebens goldner Baum.

Из трагедии «Фауст» (ч. I, сцена IV) Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832), перевод Бориса Пастернака.

Эти слова произносит Мефистофель, обращаясь к ученику. Тот пришел поступать в университет и, говоря с Мефистофелем, принимает его за известного ученого Фауста. Сам ученый, не желая никого видеть, позволил Мефистофелю заменить себя, для чего тот надел профессорскую мантию и университетскую шапочку Фауста.

Известны и другие, более ранние, переводы этой фразы.

Перевод И. Холодковского:
Суха, мой друг, теория, везде,
Но древо жизни пышно зеленеет.
Читать дальше

Наследственный враг

С немецкого: das Erbfeind. С французского: L ‘enneini hereditaire.

Это выражение было хорошо известно и ранее, но стало особенно популярным после выхода в свет пьесы «Гец фон Берлихинген» Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832).

Персонаж пьесы — Вейслинген говорит так о Турции (сцена «В замке Геца», действ. 1).

Выражение стало популярным в Европе и применялось по отношению к разным странам. Так, в XIX в. Франция и Германия считали друг друга наследственными, потомственными врагами.

Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой

С немецкого:
Nur der verdient sich Freiheit wie das Lebcn,
Der taglich sie erobern muB!

Из трагедии «Фауст» немецкого ученого и поэта Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832).

Цитируется обычно шутливо, в качестве поощрения чьей-либо решимости защищать свои законные права и интересы.

Избирательное сродство

С немецкого: Wahlverwandschaften. Буквальный перевод: Избирательные сродства (душ).

Это название романа (1809) немецкого поэта, ученого и мыслителя Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832). Но еще раньше, за десять лет до выхода романа в свет, в письме (от 23 октября 1799 г.) к немецкому поэту Иоганну Фридриху Шиллеру, он писал о «нежном химическом сродстве», согласно которому «страсти притягиваются и отталкиваются, соединяются, нейтрализуются, вновь разлучаются и восстанавливаются».

Иносказательно о взаимном тяготении друг к другу людей одного склада, мировоззрения, культуры.

Дух отрицания

С немецкого: lch bin der Geist, derstrets vemeint.

Первоисточник — трагедия «Фауст» (1808—1832) Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832), слова Мефистофеля: «Я дух, который отрицает».

Употребляется иносказательно в разных значениях:
1. Нигилизм, скептицизм, цинизм, страсть к опровержению общепринятых норм этики и морали.
2. В христианской мысли — синоним дьявола, антитеза добра.

Две души живут в груди моей

С немецкого: Zwei Seelen wohnen, ach! in meiner Brust.

Из поэмы «Фауст» (ч. 1, сцена 2 «У городских ворот») Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832). Слова доктора Фауста.

В русской литературе фраза существует в двух, равно популярных, переводах.

Перевод Николая Александровича Холодковского (1858—1921):
Ах, две души живут в больной груди моей,
Друг другу чуждые, — и жаждут разделенья!
Из них одной мила земля —
И здесь ей любо, в этом мире,
Другой — небесные поля,
Где тени предков там, в эфире.

Перевод поэта пушкинской поры Дмитрия Владимировича Веневитинова (1805-1827):
Но две души живут в груди моей,
Всегда враждуя меж собою.
Читать дальше

Вечно женственное

С немецкого: Das Ewigweibliche.

Из заключительного «Мистического хора» второй части (действ. 5) трагедии «Фауст» Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832). Немецкое выражение разными переводчиками передавалось по-разному: «вечно женственное» — перевод (1844) Михаила Павловича Вронченко и «вечная женственность» — перевод (1878) Николая Холодковского (1858—1921).

Больше света!

С немецкого: Mehr Lichtf

Последние, по преданию, слова Иоганна Вольфганга Гете (1749— 1832), сказанные им на смертном одре (22 марта 1832 г.): «Света! Больше света!»

В действительности, по свидетельству его биографов, он произнес более приземленную фразу: Да откройте же ставень, чтобы вошло больше света.

Употребляется в значении: больше светлого, позитивного, словом, всего того, что дает надежду, поднимает дух и т. д.

Цитируется также, как призыв к просвещению, прогрессу и т. д.

Мефистофель

В трагедии Гете «Фауст» (1808) Мефистофель — адский дух, олицетворяющий злое, всеотрицающее начало.
Популярности этого образа способствовали оперы: «Мефистофель» Арриго Бойто (1842—1918) и особенно «Фауст» (1859) Шарля Франсуа Гуно (1818—1893).

Имя Мефистофель стало синонимом язвительно злого насмешника. Отсюда же возникли выражения: «мефистофельский смех, улыбка» — язвительно злые; мефистофельское выражение лица — язвительно насмешливое.

Красной нитью проходит

Так говорится о какой-либо отчетливо выделяющейся, господствующей мысли, идее, тенденции.

Выражение это восходит, по-видимому, к роману Гете «Vahlver vandtschaften», 1809 г., русский перевод; «Родственные натуры», 1852 г.), в котором (ч. 2, гл. 2) сказано следующее: «Все снасти королевского флота, от самого толстого каната до тончайшей веревки, сучатся так, чтобы через них во всю длину проходила красная нить, которую нельзя выдернуть иначе, как распустив все остальное; так что даже по самому маленькому обрывку веревки можно узнать, что она принадлежит английской короне; точно так же через весь дневник Оттилии тянется красная нить симпатии и привязанности, все сочетающая воедино и знаменательная для целого».

Вертер и Шарлотта

Герои романа Гете «Страдания молодого Вертера» (1774, первый русский перевод 1781).

Молодой бюргер Вертер страстно влюблен в невесту своего друга Шарлотту; когда она выходит замуж и, подчиняясь чувству долга, отвергает его любовь, он кончает жизнь самоубийством. Именами их стали называть страстно влюбленных.

Влюбившись в бедную и незнатную девушку… он просил позволения жениться на ней… Мать, исполненная аристократических предрассудков… не согласилась… наш Вертер, видя, что ничем не сломить волю своих родных, спустил ночью в окно шкатулку, несколько белья, камердинера Александра, потом спустился сам, оставив свою дверь запертою изнутри. Когда к обеду следующего дня открыли дверь, он был уже обвенчан (А. И. Герцен, Былое и думы, 4, 3!).
Читать дальше

^