Цитаты великих о Ференце Листе

Лист Ференц – венгерский композитор XIX века

Лист, как и Паганини, окружил себя аурой романтического фатализма. Он стал отцом троих внебрачных детей французской писательницы графини Мари д’Агу, спутником известной соблазнительницы Лолы Монтес и ухаживал (говорят, вполне целомудренно) за куртизанкой Мари Дюплесси, ставшей прообразом чахоточной героини «Дамы с камелиями» Александра Дюма. При всех этих амурных похождениях он отличался крайней набожностью и в последние годы жизни был посвящен в сан в Риме и стал именоваться аббатом Листом. Но независимо от того, кем он был в первую очередь – грешником или святым, – тройственность его натуры, где сочетались музыка, эротизм и святость, воспламеняла воображение публики.
Норман Лебрехт, современный британский журналист и музыкальный писатель.

Вероятно, Лист больше кого бы то ни было во всей истории музыки возбуждал зависть. Его ранний всеевропейский успех в качестве виртуоза и импровизатора заставлял вспомнить о Моцарте… Остроумие и многогранность, мужское очарование, светский лоск выскочки и любовную жизнь на грани скандала в такой ситуации мало кто может простить.
Альфред Брендель

Лист был бледный, слабый с виду ребенок, во время игры он качался на стуле, словно пьяный, и я не раз боялся, что он упадет на пол. Игра его также была совершенно неправильна, нечиста, сбивчива; об аппликатуре он не имел ни малейшего представления и бросал свои пальцы на клавиши произвольно, как попало.
Карл Черни

Он был худощав, держался сутуловато, и хотя я много читал про его знаменитый «флорентийский профиль», делавший его будто бы похожим на Данта, я не нашел ничего хорошего в его лице. Мне уже сильно не понравилась эта мания орденов, а потом точно так же мало нравилось его приторное, изысканное обращение со всеми встречавшимися. Но что сильно поражало – это громадная белокурая грива на голове. Таких волос никто не смел тогда носить в России, они были здесь строжайше запрещены.
Владимир Стасов

В грозовые дни 1848 года я был вместе с Листом на баррикаде, которой командовал известный певец бас Карл Формес. Лист одарил стоявших на своих постах рабочих папиросами и деньгами. В петлице своего пальто он носил вместо всех своих орденов венгерскую кокарду.
И. Дункель

Говорил он превосходно на обоих языках [французском и немецком], свободно, бойко, с увлечением, быстро и много, как умеют говорить только французы. При этом он не сидел ни минуты на месте, ходил, жестикулировал и всего менее напоминал собою духовную особу.
Александр Бородин

…Листа нельзя считать венгром. Да, но кто же он тогда по национальности? Лучше всего он владел французским языком, а не немецким, музыка его абсолютно не немецкая; фамилия «Лист» – видимо, славянская, в венгерской орфографии (List [=лист] – западно славянская фамилия); но он считал себя венгром.
Бела Барток

Под его деликатной, любезной, вежливой внешностью кроется вулкан. Он все взвешивает, обдумывает, исследует, ничего не забывает, во все вникает, внушает доверие, располагает к откровенности, и при этом ни одно ваше слово от него не ускользнет, он отзывается на каждое из них.
Августа Буасье

Трудно представить себе, насколько этот маститый старик молод духом, глубоко и широко смотрит на искусство; насколько в оценке художественных требований он опередил не только большую часть своих сверстников, но и людей молодого поколения; насколько он жаден и чуток ко всему новому, свежему, жизненному; враг всего условного, ходячего, рутинного; чужд предубеждений, предрассудков и традиций – национальных, консерваторских и всяких иных.
Александр Бородин

Человек с особой хваткой, превосходным нравом, гений. Личность Листа можно выразить одним словом: колоссальный.
Альфред Райзенауэр

Я увидал его почти 60 летним стариком со смиренным, сильно католическим видом, в аббатском длиннополом и мрачном одеянии. Но голова его не потеряла прежней густой своей гривы, а в глазах сверкал все прежний блеск, сила и тонкое выражение. Когда он начинает с вами говорить, руки его сложены на груди, точно он хочет потереть их одну около другой – жест, который часто приходится видеть у католических смиренных патеров; но только стоит ему воодушевиться в разговоре – и аббатский жест пропадает, движения теряют свою благочестивую узость и монашескую приниженность, наклоненная вперед голова поднимается, и он, точно стряхнув с себя монашескую декорацию, снова становится сильным, могучим: перед вами прежний, гениальный Лист – орел…
Владимир Стасов

Если Лист подчас обращается к музыке «на ты» и запросто сажает ее к себе на колени, это, право, лучше, чем надутая важность тех, которые кажутся представленными ей в первый раз.
Клод Дебюсси

Бах – основа пианизма, Лист – вершина. Эти двое откроют тебе подступы к Бетховену.
Ферруччо Бузони

…Бах, Бетховен, Шуберт, Вагнер создали так много музыки и при этом столь поразительно характеристичной, что по сравнению с нею французская, итальянская и славянская музыка в совокупности – это ничто! Лист стоит к этой великой четверке ближе всех, но он редко писал венгерскую музыку.
Бела Барток

Он – прирожденный композитор идей и проблем. Он тяготеет к абстракциям и символам. Он – метафизик в душе, и в то же время страстно любящий жизнь сенсуалист: в этом его раздвоенность.
Иван Соллертинский

По духу Листу ближе всего, разумеется, мистическая натурфилософия Шеллинга; «сатанология» этого последнего могла оказать свое влияние на «мефистофельские» сочинения Листа.
Иван Соллертинский

Неистовый Роланд не смог бы сочинить «Неистового Роланда». Когда сердце любит, оно меньше всего об этом говорит. Если бы Франц Лист начал это понимать, его необузданные фантазии приобрели бы стройность и форму.
Роберт Шуман

Все началось в 1834 году, когда двадцатитрехлетний Ференц Лист, уже европейски известный композитор и пианист, написал пьесу для двух фортепьяно под названием Großes Konzertstück… Если говорить о характере пьесы, то достаточно того, что Лист… сам назвал Konzertstück одной из самых трудных для исполнения вещей, когда либо им написанных… В следующем, 1835 году Лист вместе с некоей мадемуазель Виаль исполнял впервые Konzertstück в Париже, но в самом трудном, кульминационном месте пьесы он внезапно потерял сознание, и на глазах ошеломленной публики служители унесли бесчувственное тело Ференца Листа со сцены. После этого наступила четырехлетняя пауза в его концертной деятельности.
89 лет спустя, в 1924 году, знаменитый итальянский пианист виртуоз Ферруччо Бузони, которого специалисты считают виртуозом номер три (после Листа и Рубинштейна), объявил о своем намерении сыграть Konzertstück. Это намерение не осуществилось: в том же году, в самом расцвете своего таланта 58 летний музыкант неожиданно умер.
Евгений Манин

Лист всячески старался откреститься от своих фортепианных арабесок и предстать поэтом симфонической музыки, как его друг Вагнер… Ему пришлось изобрести симфоническую поэму – форму, совершенную в своей простоте и понятную здравому смыслу, пригодную и единственно возможную для его целей… И все же людям, не читавшим листовских пояснений, не интересующимся его задачами, не одаренным вкусом к симфонической поэзии и потому настаивающим на оценке симфонических поэм с точки зрения строения мелодического узора, Лист предстает… извращенным эгоистом с серьезными умственными отклонениями, короче – лунатиком.
Бернард Шоу

Лист – один из великих композиторов нашей эпохи. Он посмел сделать то, на что не осмелились ни Вебер, ни Мендельсон, ни Шуберт, ни Шуман. Он создал симфоническую поэму. Он освободитель инструментальной музыки… Он провозгласил царство свободной музыки.
Камиль Сен Санс

Данте симфония Листа – один из самых удивительных подвигов, совершенных в нашей музыке, – осталась нашему времени и нашей публике почти неизвестной.
Рихард Вагнер

Есть произведения, которые требуют после себя взрыва аплодисментов. Эти аплодисменты входят в состав композиции. Например, разве можно представить себе какую нибудь рапсодию Листа, оконченную без аплодисментов?!
Александр Скрябин

Молодому венгру, наделенному внешностью херувима и осененному поцелуем Бетховена, любимцу молодого Парижа, был двадцать один год, когда концерт Паганини во время эпидемии холеры вызвал в его сознании «ослепительную вспышку», изменившую всю его дальнейшую музыкальную жизнь. «Что за человек! Что за скрипка! Что за артист! Боже, какие страдания, какие муки, какие пытки заключены в этих четырех струнах!» – воскликнул он. В тот же вечер молодой Лист твердо решил стать, по его собственным словам, «Паганини фортепиано». За несколько недель он сочинил виртуозную фантазию «Clochette» на звончатую тему «Кампанеллы» из си минорного скрипичного концерта Паганини, за ней последовали шесть немыслимо трудных «Этюдов», один из которых был написан на ту же тему, а пять остальных – на темы из двадцати четырех «Каприсов» Паганини для скрипки соло. Эти пьесы и то, как Лист исполнял их, полностью изменили представление о том, что могут сделать на клавиатуре руки человека.
Норман Лебрехт

По сравнению с Листом все пианисты – дети малые.
Антон Рубинштейн

Отношение между Листом и Антоном Рубинштейном такое же, как между Рубинштейном и всеми нами.
Александр Зилоти

Лист отказался от существовавшей в его время практики организации концертов с участием нескольких артистов и начал исполнять один всю программу. Первое такое выступление, от которого ведут свою историю сольные концерты пианистов, состоялось в Риме в 1839 году. Сам Лист шутливо назвал его «музыкальным монологом». Это смелое новшество было вызвано… стремлением к повышению художественного уровня концертов. Не разделяя ни с кем власти над аудиторией, Лист имел большую возможность осуществлять свои музыкально просветительские идеи.
Александр Алексеев

Наконец поднялся занавес; все скинули шляпы; сыгралась увертюра из «Эгмонта» Бетховена, и вот вышел небольшого роста бледный молодой человек, с длинными волосами, публика захлопала, музыканты троекратно проиграли туш; он поклонился и публике и музыкантам и сел за фортепьяно. Гиммеля он сыграл гениально, игра его невыразима: это соединение Тальберга с Фильдом, удивительного механизма с самым страстным выражением и с самой увлекательной грацией. Потом он стал выбирать для импровизации темы, положенные заранее в урну, стоявшую в зале: публика потребовала тем из «Нормы», «Фигаро» Моцарта и «Лукреции», и он играл, играл… Ему кричали, ревели – он все играл и кончил страшным громовым чем то, произведшим необыкновенный эффект.
Павел Анненков

…Никто в этом мире так хорошо не умеет организовать свои успехи, или, вернее, их мизансцену, как наш Франц Лист. В этом искусстве он гений… аристократичнейшие личности – его кумовья, и его наемные энтузиасты образцово выдрессированы.
Генрих Гейне

«Листомания» была искусственно созданным психозом, результатом демагогического манипулирования массами и средствами информации. Оглядываясь назад, можно уверенно сказать, что «манию» создавали специально.
Норман Лебрехт

Между нами, этот венгерец немножко актер, но искренний актер, по крайней мере, я так думаю.
Оноре де Бальзак

Как бы я хотел выкрасть у него умение исполнять мои этюды!
Фридерик Шопен

У Листа было то, что отсутствовало у Шопена: невероятная энергия и безграничные физические возможности.
Артур Хедли

Лист все тот же и тот же титан, гигант, перед которым все прочие игроки на фортепиано обращаются в пигмеев. Что значит сила божьей коровки перед силой льва или рост былинки перед кедром ливанским!
Александр Серов

Я не слышал ни одного исполнителя, чья музыкальность, подобная Листу, простиралась бы до кончиков пальцев.
Феликс Мендельсон

В Париже есть только один Тальберг, а в мире – только один Лист.
Кристина Бельджойозо

Тальберг – это первый пианист в мире. Лист же – единственный.
Мари д’Агу

Почти все свое время я провожу с Листом. Его игра бесподобна! То смелая и дикая, то деликатная и воздушная – она превосходит все, что я слышал до этого… Мое восхищение им увеличивается с каждым днем. Сегодня он снова играл так, что мы все трепетали от удовольствия.
Феликс Мендельсон

Когда впервые слушала Листа… я была под таким впечатлением, что расплакалась… Какое божественное чувство, когда он играет нежно.
Клара Шуман

В Гамбурге я слышал Листа; внешностью он напоминал крошку Цахеса Гофмана:…в нем было что то демоническое; но это страдающий демон, которому за роялем нужно освободить свою душу. Когда он играл, лицо его стало выразительным, глаза сверкали; это было чрезвычайно оригинально и своеобразно.
Ханс Кристиан Андерсен

Мы были как влюбленные, как бешеные. И не мудрено. Ничего подобного мы еще не слыхивали на своем веку, да и вообще мы никогда еще не встречались лицом к лицу с такою гениальною, страстною, демоническою натурою, то носившеюся ураганом, то разливавшеюся потоками нежной красоты и грации.
Владимир Стасов

Кстати, об его игре: вопреки всему, что я часто слышал о ней, меня поразила крайняя простота, трезвость, строгость исполнения; полнейшее отсутствие вычурности, аффектации и всего бьющего только на внешний эффект. Темпы он берет умеренные, не гонит, не кипятится. Тем не менее, энергии, страсти, увлечения, огня – у него бездна. Тон круглый, полный, сильный; ясность, богатство и разнообразие оттенков – изумительные.
Александр Бородин

Слушали Листа. Ни один виртуоз не может сравниться с ним. Он единственный в своем роде.
Клара Шуман

Того типа уроков, которые мы можем себе представить, Лист не давал. Он обыкновенно либо сидел рядом с вами, либо стоял против вас, и все оттенки, которые хотел указать, – он изображал на своем лице… Если ученик понимал эти оттенки – тем лучше для ученика, не понимал – тем хуже для него. Лист мне говорил, что тем, кто его сразу не понимает, он ничего объяснить не может.
Александр Зилоти

Бесполезно говорить с теми, кто не слышал, как играет Лист. Он уводит за собой, и потом – всё и все остаются позади.
Иоганнес Брамс

Ни один артист, пожалуй, кроме Паганини, не обладал столь мощной властью, как Лист, порабощать, увлекать и вести за собой публику… Мы были зачарованы потоком звуков и ощущений. Постоянная смена оттенков: дикие, нежные, смелые, грациозные; инструмент, как кажется, растет под пальцами своего хозяина… Но его нужно не только слушать, но и видеть; если бы Лист играл за сценой, вся великая поэтичность его игры была бы потеряна.
Роберт Шуман

Король пианистов считается и ценится всеми исполнителями как недосягаемый идеал музыканта.
Эрнст Пауэр

…За исключением Листа, все остальные пианисты, которых слышали мы в этом сезоне, – просто пианисты; они блещут своим умением обходиться с мебелью, на которой натянуты струны. Когда же играет Лист, то о преодолении трудностей уже не думаешь, а слышишь откровение музыки.
Генрих Гейне

Моя собственная игра теперь кажется мне такой скучной и случайной. У меня даже пропало желание поехать в турне. После того блестящего выступления Листа, которое я послушала, я чувствую себя студенткой.
Клара Шуман

Лист был первым, кто предположил, что движение каждого пальца связано с движением всей руки и что ритмические и эмоциональные изменения сложно увязаны с внутренним ритмом музыканта.
Люси Рено

…Ни у одного из наших мастеров воздействие произведения не зависит от исполнения в такой степени, как у Листа… и так мало музыкантов могут по настоящему вжиться в самую его суть! То не хватает поэтичности, то ума, то богатства восприятия.
Лина Раман

Разыгрывая какую либо вещь, он иногда начинает прибавлять к ней свое, и мало помалу из под его рук выходит уже не самая вещь, но импровизация на нее – одна из тех блестящих транскрипций, которые составили его славу как пианиста композитора.
Александр Бородин

Признаюсь вам: как ни люблю я Листа, музыка его действует на меня неприятно, тем более что родился я в воскресный день и, по поверью, вижу тех призраков, которых другие люди только слышат. Так, при каждом звуке фортепьяно в моей голове возникает соответствующая звуковая конфигурация и я вижу музыку внутренним взором. В прошлую зиму я слышал Листа на концерте в пользу несчастных итальянцев, – не помню, что он играл, но могу поклясться, это были вариации на меты из Апокалипсиса. Сначала я не очень ясно их видел – четырех мистических животных, а только слышал – рев льва, клекот орла… Быка с книгой я видел очень ясно. Лучше всего сыграл Лист долину Иосафата. Стояли ограждения – как во время турниров, и, словно зрители, обступили огромное пространство народы, воскресшие из мертвых, дрожащие, мертвенно бледные. Сначала, в черных доспехах, прогалопировал Сатана на белоснежной лошади. Медленно следовала за ним Смерть на буланой кляче. И наконец, явился Христос в золотых доспехах, на черном коне; своим священным копием он поверг на землю сначала Сатану, потом Смерть, и возликовали зрители… Бурными аплодисментами наградили слушатели Листа за его могучую игру; утомленный, поднялся он от рояля и склонил свою голову перед дамами… Меланхолически сладкая улыбка появилась на губах прекраснейших из них.
Генрих Гейне

Женщины доходили до того, что вырывали у него волосы и подбирали пепел от его сигары, который затем прятали на груди. Генрих Гейне, подобно клиницисту наблюдавший за их реакцией, назвал ее «листоманией», что, по определению, означало «нарушение психики, характеризующееся галлюцинациями», или «сильнейшую страсть или желание».
Норман Лебрехт

Я бы могла полюбить месье Листа, но только в приступе бешеного гнева. А так он для меня, что горький шпинат, – не вдохновляет!
Жорж Санд

Непередаваемое обаяние.
Он и только он один заставляет меня постигать тайну жизни. С его уходом вокруг меня – пустота и рыдания.
Мари д’Агу

Лист сегодня сказал мне, что Бог – это единственный, кто заслуживает любви. Может это и правда, но когда любишь мужчину – очень трудно любить Бога.
Жорж Санд

Лист не думает ни о чем другом, кроме Бога или Богородицы, но ни тот, ни другая на меня абсолютно не похожи!
Жорж Санд

Ты, Ференц, – и Фауст, и Дон Жуан, и святой Франциск Ассизский.
Каролина Витгенштейн

Выйдя на прогулку, мы подошли к маленькой церкви, перед которой молились несколько крестьян. К моему изумлению, элегантный Лист опустился на колени прямо на грязной улице и стал горячо молиться вместе с ними.
Янош Дункль

Близкие темы
Комментарии

^