Музыка будущего

С немецкого: Zukunftsmusik.

Выражение родилось в Европе первой половины XIX века, предположительно в Германии.

Оно встречается и у немецкого композитора Роберта Шумана (1810-1856), и у музыкальных критиков, который иронически отзывались о всякого рода новациях, как, например, рецензент Карл Гайярд («Берлинская музыкальная газета», 1847), назвавший сочинения француза Берлиоза «музыкой будущего», а его творческие поиски — «фокусами».

Но позже это выражение стало ассоциироваться только с творчеством немецкого композитора Рихарда Вагнера (1813—1883), который изложил свое представление об истинно современной музыке в книге «Художественное произведение будущего» (1850). Она вызвала бурную полемику: иронизировали и над музыкальной теорией Вагнера, и над его сочинениями, называя их насмешливо «музыкой будущего».

Сначала Вагнер протестовал против, по его словам, «смехотворного стремления создать музыку будущего», которое ему приписывали, но позже, в полемических целях, он стал использовать это выражение, назвав свою новую книгу (1861) «Музыка будущего. Письмо другу».

В русской литературе это выражение впервые встречается у поэта Петра Вяземский.

В статье «Отметки о похвальном слове Екатерине» (1873) он писал: «Если есть музыка будущего, то можно сказать о языке Карамзина, что это музыка минувшего». Позже он вновь использует этот образ в своих заметках из «Из старой записной книжки» (1874):
«NN говорит: «Я ничего не имел бы против музыки будущего, если не заставляли бы нас слушать ее в настоящем». Вводить реализм в музыку то же, что вводить поэзию в алгебру».

Популярно это выражение было и в музыкальной среде. В форме «музыканты будущности» его использовал композитор Александр Серов в статье «Первое в нынешнем сезоне симфоническое собрание Русского музыкального общества» (1870). Он писал: «Трудно будет упрекнуть эту программу в пристрастии к новейшей музыке или в ретроградности. Имена строго классические в музыкальном мире красуются тут наряду с одним из героев современного искусства, с композитором, который для очень многих «запятнан» солидарностью с Вагнером, принадлежит к опасной шайке «музыкантов будущности», «цукунфтистов» (А. Н. Серов, Критич. статьи, т. IV, СПб. 1895).

Употребляется в значениях:
1. О низком художественном уровне какого-либо произведения искусства, необязательно музыкального.
2. О малореальном плане, который служит пока только поводом для ни к чему не обязывающих разговоров.

Связанные записи:
Всегда популярно и полезно:
Комментарии:




^