Наш брат Исакий

Первоисточник — житие одного из монахов Киево-Печерской лавры по имени Исаакий.

В этом житии повествуется о том, как однажды к этому монаху-отшельнику, жившему в отдельной пещере, пришли бесы в виде прекрасных юношей и сказали: «Исаакий, мы ангелы, а вот идет к тебе Христос, поди и поклонись ему».

Исаакий дал себя обмануть и поклонился бесу, как Христу. Тогда вся эта нечистая сила воскликнула: «Наш Исаакий!» А бес, выдававший себя за Христа, заставил Исаакия плясать под бесовские сопели, бубны и гусли. В конце концов, измученный этой пляской, отшельник упал без чувств (см.:Патерик Киево-Печерского монастыря. СПб., 1911).

Иносказательно употребляется о ком-либо, близком по социальному положению, убеждениям, складу ума и т. д., то есть о «своем» человеке.

Выражение (как правило, в просторечном варианте «Исакий») было популярно в русской речи XIX — начала XX в.

У А. Н. Островского в пьесе «На всякого мудреца довольно простоты» Голутвин говорит по адресу Глумова: «Ишь как прикидывается, а тоже ведь наш брат Исакий». Глумов отвечает: «Не брат я вам, и не Исакий».

Иногда встречается в форме свой брат Исакий.

Популярно:
Комментарии:




^